Архив
портала   К У Л Ь Т У Р А

КАРТА САЙТА
Портал "Культура"
"Искание новых путей - самый необходимый вопрос.
При необычности условий будущего
невозможно будет пройти старыми путями..."
Учение Живой Этики
НА ГЛАВНУЮ (меню) Новое на сайте                         

Д  Е  Р  Ж  А  В  А       Р  Е  Р  И  Х  О  В
Учение Живой Этики Исследования Опросы Статьи Мнения ФОРУМ Организации последователей

Опросы:

Мы публикуем опросы, проведенные Культурно-просветительным центром «Адамант»
на www.lomonosov.org

  • Опрос №1 «Мысли о настоящем и будущем» (зима 2006)
  • источник
  • Опрос №2 «судьба творений семьи Рерихов» (лето 2006)
  • Опрос №3 «Новая страна. Миссия Рериха» (зима 2007)
  • Опрос №4 «Новая эра сотрудничества» (зима 2008)
  • Опрос деятелей Всемирного Рериховского Движения, лето 2006

    Тема опроса: судьба творений семьи Рерихов



    Список опрошенных


    Перечень вопросов к участникам:



    1. Ни для кого не секрет, что творчество семьи Рерихов в целом продолжает оставаться тайной за многими печатями. Как Вы относитесь к фактам публикаций «засекреченных» материалов, принадлежащих перу Рерихов, спустя почти пять лет после выхода в свет компиляций “Высокий Путь” и “Откровение” (издательство “Сфера”)?

    2. Картины Рерихов – врата в их Державу. Считаете ли Вы, что мы достаточно знаем об этих картинах, чтобы считать врата открытыми?

    3. Выигрывают ли картины Рерихов, находясь “в руках государства”, или же им лучше находиться “в руках народа”? Дайте Ваш образ “настоящего хозяина картин Рериха”.

    4. Целесообразно ли исследователям творчества Рерихов в будущем выступать с коллективными проектами? Кто сможет выиграть от такого сотрудничества и кто проиграет?




    * * *



    Daniel Entin, Director
    Nicholas Roerich Museum, New York


    1 - I am pleased that you asked this first question about the publishing of things that are still kept locked up. Until now, the people who want to control the heritage are promoting their own view of things, and it is important to tell some truths that have not been publicized. No matter what anyone says now , you can see from the published letter of gift from Svetoslav Roerich to the Soviet Roerich Fund that he insists that the entire archive should be open to all, without limit or restriction. And I can confirm -- even though I have been called a liar for saying it -- that Svetoslav Roerich, in a telephone conversation with me two or three years before he died, stated the same thing, though in more forceful words. "There should be no more secrets," he said. "Everything should be open!" That was in response to my question about publishing materials that had not yet been published. Those were his instructions, and that is the principle we follow, even if we are attacked by those who do not like his instruction. I think this answers your question quite clearly.

    2 - Many of the paintings by Nicholas Roerich are as much a part of the Teaching as the books are. I am amazed each day at the new things I find in them, as I walk through the rooms of our New York Museum. But these discoveries are very personal, and will be different for each person, depending on the conditions of his or her own spiritual development. That is why no one can, or should have the right to, tell others what to look for in any of the paintings. Each of us finds what is right for us to find, each of us sees what we can see. There are even some people who are devoted to the Teaching, but whose main "textbook" are the paintings.

    3 - The paintings of course do not belong to anyone. They are part of the universe, as are all things. We can only claim to "own" them in the sense of having them in our care for a time. Then they move on to other owners. Many people want the paintings to be only in museums and not in private collections. Many people want the paintings to be owned privately, others want them to be state-owned. But these are not choices of "either this or that". The correct answer to this question is "all of these." Nicholas Roerich wrote an article called "The Freedom of Things", in which he discussed just this question. He said that paintings must go where they are wanted, where they are appreciated, where they can do good. He had been criticized by Russians for having so many of his paintings in America. But Roerich himself made careful lists of all his paintings, where he entered the buyers of the paintings and the prices they paid for them. He found nothing wrong with having his paintings in private collections, or in museums, or anywhere else, no matter what the country.

    4 - Here too, the answer to whether efforts to promote the Roerichs' life and work should best be done by individuals or by collectives is the same: by both, and by any means available. Why not? Many people work best alone. Many people work best with others. Shouldn't we encourage all?

    If anyone wants to discuss any of these points with me, I welcome e-mails to me at director@roerich.org

    Even when we disagree, we are all on the same path, together.



    Русский перевод текста:


    У вас хорошие вопросы. Когда вы получите все ответы, мне бы хотелось взглянуть на них.

    1 - Я рад, что ваш самый первый вопрос касается публикации того, что до сих пор остается под замком. До сих пор люди, которые стремятся контролировать (публикацию) наследие(я), преследуют собственные цели, и поэтому важно рассказать правду о том, что пока опубликовано не было. Кто бы что не говорил сейчас, по опубликованному письму Святослава Рериха о передаче (наследия) Светскому Фонду Рерихов ясно, что он настаивает на том, чтобы все архивы стали открыты для всех, безо всяких ограничений. И я могу подтвердить – невзирая на то, что меня обозвали лжецом за сказанное – что Святослав Рерих в телефонном разговоре со мной за два или три года до своей смерти говорил о том же, только в более сильных, убедительных выражениях. “Здесь более не может быть секретов!” – сказал он. “Всё должно быть открыто!” Это было сказано в ответ на мой вопрос о материалах, которые пока еще не были опубликованы. Таковы были его указания, и это тот принцип, которому мы следуем, даже когда на нас нападают те, кому его требования не нравятся. Я думаю, что это и есть ясные ответы на ваш вопрос.

    2 - Многие картины Рериха – такая же часть Учения, как и книги. Я поражаюсь открытиям, которые я нахожу в них каждый день, когда я хожу по залам Нью-Йоркского Музея. Но эти мои открытия очень личные, и они будут разными для каждого человека, в зависимости от его (или её) духовного развития. Вот почему никто не может, не вправе говорить другим, что следует видеть в полотнах Рериха. Каждый из нас имеет право видеть в них что-то своё, и каждый из нас видит в них то, что он в состоянии увидеть. Есть даже люди, которые посвятили себя Учению, но главным своим «учебником» продолжают считать именно картины.

    3 - Полотна, безусловно, не могут принадлежать никому. Они - часть Вселенной, как и все остальное. Все претензии на то, что они «наши», могут быть только в том смысле, что какое-то время мы можем заботиться о них и нести за них ответственность. А потом они переходят к другим владельцам. Многие хотят, чтобы картины находились только в музеях, а не в частных собраниях. Одни люди хотят, чтобы картины были в частном владении, другие – чтобы в государственном. Но такого выбора у нас нет. Правильный ответ на этот вопрос - «и то, и другое». Николай Рерих написал очерк «Свобода вещей», где он обсуждает эту тему. Он говорит, что картины должны быть там, где их ждут, где им радуются, где они несут добро. Его критиковали в России за то, что столько его полотен находятся в Америке. Но ведь Рерих сам сделал хорошо выверенный список своих картин, где он указал покупателей его полотен и цены, уплаченные за них. Он не находил ничего плохого в том, что некоторые из его картин располагаются и в частных коллекциях, и в музеях, и где-то ещё, независимо от страны, в которой они находятся.

    4 - Тут опять же, мой ответ на вопрос, кто должен содействовать продвижению в жизнь (идей) жизни и творчества Рерихов - отдельные люди или коллективы, - остается тем же: и те, и другие, всеми возможными способами. Почему бы и нет? Многим удобнее работать в одиночку. Другим успешно работается только в коллективе. Так не стоит ли поощрять усилия и тех, и других?

    Если кто-то хочет обсудить мои взгляды на эти вопросы со мной лично, я буду рад приветствовать электронные сообщения по адресу director@roerich.org.

    И даже если вы не согласны со мной, всё равно мы идём одним путём, все вместе.

    Дэниэл Энтин, Директор Музея Николая Рериха, Нью-Йорк



    * * *



    Наталья Тоотс
    главный редактор журнала "Дельфис", Москва


    Дорогие друзья! Прекрасно, что вы поднимаете столь актуальные вопросы.

    1. Дневники Е. И. Рерих вряд ли можно назвать "засекреченными" материалами. Но они, естественно, не для широкого читателя. И даже не для всякого рериховца. На мой взгляд, их публикация необходима, так как дает тем, кто пытается все же постичь значение и суть деятельности и жизни Рерихов, огромные возможности для этого, ведь в этих материалах содержится бесценная информация. Другие же люди просто ничего не поймут и не смогут их читать. Но важно, как издавать подобные материалы. В вышедших только что "Листах Дневника" это делается несравненно лучше, чем в трехтомнике издательства "Сфера".

    2. Конечно, мы очень плохо знаем картины Рериха и не можем считать "Врата открытыми".

    3. Выигрывать должны не картины, а люди. Для них и писались картины. Они могут быть и в руках государства и в руках частных лиц. Все зависит от того, кто эти лица.

    4. Честно сказать, я не очень поняла сути вопроса. Опять же надо говорить о конкретных проектах, а не вообще. И как можно исследовать чье-то творчество коллективно?



    * * *



    А. П. Соболев, В. Ю. Чачин
    «Исследовательский Фонд Рерихов», Санкт-Петербург


    1. В нашем понимании нет «засекреченных» материалов. Есть материалы, которые опубликованы, есть не опубликованные, а есть, которые с этической точки зрения и публиковать не стоит… И в этом состоит огромная ответственность того, кто выпускает в свет эти материалы. И очень важно ещё, как он это делает. И вот здесь есть очень много спорных вопросов. За последние несколько лет тоже вышло несколько книг, которые некоторые считают спорными. Но, во-первых, никому не запрещено свободно выражать своё мнение, а, во-вторых, есть ещё одно положение — всегда кто-то должен быть первый.

    И не всегда это сразу будет понято и принято.

    2. Действительно, картины Рерихов — врата в их Державу. Но, когда художник написал картину — он уже раскрыл эти врата. А вот сделать шаг и войти — это целиком зависит от каждого в отдельности, от индивидуальных накоплений, дерзания, стремления, терпения и проникновения в глубины. Но, скорее всего, перед сделавшим шаг во врата Державы Рерихов, раскроется всё та же Беспредельность.

    3. Картины выигрывают только тогда, когда на них смотрит зритель. Только тогда происходит взаимообмен энергий, и тогда они выполняют то, для чего были предназначены. У кого они в это время находятся — большой разницы нет.

    «Хозяин» лучший всегда тот, кто бережно хранит и правильно использует.

    4. Сотрудничество, при нашем уровне сознания, это всегда испытание. Говорить о целесообразности нет смысла — оно заповедано Учителями как одно из направлений эволюционного развития (так как без сотрудничества не может быть кооперации). Но сотрудничество предполагает равноправие в отношениях сторон. На деле, к сожалению, всегда не так получается. Поэтому хочется сказать, что коллективные проекты желательны, нужны, желаемы, но при чётко обозначенной цели и взаимодействии на основах Этики.



    * * *



    Е. П. Яковлева
    д. и. н., член Санкт-Петербургского Союза художников России
    старший научный сотрудник Государственного Русского музея, Санкт-Петербург


    1. Перечисленные публикации мне незнакомы. Если посмотреть на эту проблему с точки зрения науки, то непонятно, о какой «секретности» идет речь. Есть материалы опубликованные, а есть неопубликованные, которые хранятся в разных архивах – в нашей стране и за рубежом. С ними надо работать. Меня всегда интересовал Николай Константинович Рерих не только как художник, но и как личность, живой человек, со всеми его особенностями. Он был человеком своей эпохи, жил и творил в соответствии с ее правилами. За это его порой и упрекали. Когда ему требовалось, он играл на бирже, мог найти подход к любым, в т. ч. «нужным», людям. Будучи признанным художником, академиком, выступая с «высоких» трибун, он, вместе с тем, занимался и, казалось бы, элементарной работой – писал информационные заметки о выставках и других событиях культурной жизни Петербурга. Они публиковались в петербургских изданиях – газетах «Русское слово» и «Биржевые ведомости», журнале «Аполлон». Любопытно, что эти заметки не имеют авторской подписи, и только в ходе научных исследований удалось установить, что их автором был Рерих. Это явление довольно показательно. Понимая ценность информации, Рерих, с одной стороны, популяризировал себя, поскольку в заметках упоминались его имя или его произведения, но, с другой стороны, популяризировал других своих коллег – художников, но, что особенно важно, именно эти заметки легли в основу летописи культурных событий столицы. Так что «рассекречивать» стоит все, что связано с творческой деятельностью Николая Рериха и членов его семьи, а не «зашифровывать» то, что кажется кому-то истиной.

    2. Конечно, мы знаем далеко не все о творчестве Николая и Святослава Рерихов. Как, впрочем, далеко не все мы знаем и о творчестве других их современников, русских художников конца ХIX – первой половины ХХ веков, чья жизнь протекала на родине и в эмиграции. Творчество Николая Константиновича Рериха, как и некоторых его современников, условно можно поделить на два периода: российский и зарубежный. При этом каждый период требует своего изучения. И только после того, когда будет выявлено и исследовано все художественное наследие Рериха в целом, можно говорить о том, что мы имеем более или менее ясное представление о нем. Сегодня можно слышать о том, что кому-то российский период нравится больше, а зарубежный - меньше. Думается, дело в том, что он просто больше описан и исследован, чем зарубежный. В картинах российского периода мы видим живописные находки Рериха, касающиеся игры света и тени, его любопытные цветовые и композиционные решения, и понимаем их. В зарубежный период художник создал не менее интересные произведения, но в них значительно большее место занимает философская составляющая. Отчасти с ней и связано отношение художника к цвету, форме, образному решению поздних работ. Надо учитывать и то, что свой отпечаток на образное решение картины накладывает также использование синтетических красок, которыми прежде художник не пользовался. Исследовать поздний период творчества Рериха необходимо, только опираясь на философские взгляды художника.

    3. Не совсем правомочно так ставить вопрос: хорошим владельцем может быть и частное лицо, и государство. Главное, чтобы произведение сохранялось в хорошей форме, чтобы оно было доступно исследователям и зрителям. Если под «руками народа» Вы имеете в виду Международный Центр Рерихов в Москве, должна сказать, что с уважением отношусь к его деятельности, за которой наблюдаю с первых его шагов. Благодаря работе Центра многие полотна Рериха вернулись в Россию, и теперь они доступны широкому кругу зрителей.

    4. Каждый исследователь изучает свою область. Когда перед разными исследователями стоит общая цель, они объединяются. Например, такой целью может быть организация и проведение выставки Рериха, сопровождаемой научной конференцией и специальным изданием. В таком случае объединение уместно и даже необходимо. Мне кажется, одной из проверенных форм являются научные конференции, посвященные той или иной проблеме. На этих конференциях встречаются специалисты, занимающиеся близкими проблемами, они слушают выступления друг друга, соглашаются или наоборот, не соглашаются с мнением коллег. В случае необходимости они могут объединяться.



    * * *



    Е. Г. Яковлева, к. м. н.
    соучредитель Ассоциации "Этика и наука будущего", Москва


    1. Не поняла, какие публикации вы имеете в виду после выхода "Высокого Пути", но в целом к постепенному обнародованию архивов отношусь положительно, так как считаю, что это "санкционируется сверху" и те, кому нужно, их прочтут.

    2. Конечно, мало знаем, они ждут своих исследователей, все еще впереди.

    3. В настоящее время лучше, если они будут находиться в руках государства, меньше вероятности, что их приватизируют.

    4. Конечно, сотрудничать всегда целесообразно.

    У нас же получилось объединиться в ассоциацию "Этика и наука будущего".



    * * *



    Б. П. Коваленко, к. т. н.
    доцент Государственной морской академии
    имени адмирала С. О. Макарова
    председатель Комиссии истории цивилизаций и ноосферы
    Русского Географического общества в Санкт-Петербурге (с 1992г.)
    член Петровской академии Наук и Искусств
    участник рабочей группы
    общественной комиссии по созданию
    Музея-усадьбы Н. К. Рериха в Изваре 1979-1984 гг., Санкт-Петербург


    1. Ответить на первый вопрос я затрудняюсь.

    2. Картины Н. К. Рериха (в отношении полотен С. Н. Рериха необходим отдельный разговор – это все-таки несколько другой художник), действительно, составляют «Державу Рериха» по меткому определению Л.Андреева. Эта «держава» не только обширна, хранит многие тайны, но и многолика. Живописное наследие Н. К. Рериха образует несколько относительно самостоятельных блоков: славянская тема и тема Древней и Средневековой Руси, «западноевропейский отдел», гималайские циклы, полотна, посвященные духовной теме. Каждый из этих разделов находится в различной степени изученности. Славянский цикл, полотна на тему истории Древней Руси, Западной Европы и театрально-декорационное искусство изучено относительно полно и основательно. Пейзажи гималайской и центрально-азиатской серии так же подверглись основательному анализу отечественных искусствоведов.

    Полотна, посвященные духовной тематике, начинают раскрываться зрителю только после основательного осмысления Учения и знакомства с другими видами творчества и с философией Н. К. Рериха. Степень проникновения в эту часть «Державы Рериха» пока еще минимальна. Имеющиеся попытки трактовать символику работ Н. К. Рериха, на мой взгляд, отличаются надуманностью, желанием увидеть нечто большее, чем даже сам автор полотен вкладывал в свои произведения, наивностью подхода, а иногда – просто нежеланием открыть глаза и увидеть очевидные вещи.

    К наиболее глубоким исследованиям живописного творчества Н. К. Рериха, по моему мнению, относятся работы Е. П. Яковлевой и Н. А. Порожняковой.

    В некотором смысле, мне повезло. В течение более 20 лет, выступая с литературно-слайдовыми программами, в которых использовалось около 1500 слайдов с картин Н. К. Рериха, я имел возможность во время демонстрации слайдов многократно рассматривать эти сюжеты. Количество выступлений за эти годы явно превысило тысячу, и эти картины Н. К. Рериха не только врезались в мою память, но, в какой-то степени, стали частью меня самого. Однако многие полотна Н. К. Рериха я и сегодня не взялся бы однозначно трактовать, разгадывать замысел автора.

    Но можно с уверенностью сказать, что во многих горных пейзажах диалог горных вершин, их явная иерархия и цветовая символика свидетельствуют о своеобразии «художественного языка», на котором Н. К. Рерих излагал свое обращение к зрителю, к будущим поколениям зрителей.

    3. Что касается вопроса, кому надлежит быть хранителем картин Н. К. Рериха, то я считаю, что государственная форма владения этим художественным и духовным сокровищем вселяет больше надежды и доверия, чем зыбкие сиюминутные восторги «ценителей из народа», которые могут со временем изменить свое отношение к этой «собственности».

    А отношением хранителей к доверенному им материалу в государственных музеях, в определенной степени, можно и должно управлять руководству музея, назначая на эти должности достойных и знающих специалистов. Точно так же и к хранителям отделов «рядовых произведений искусства» такие требования предъявляются в крупных художественных музеях мира их руководством. Другое дело, что музеи должны создавать настоящие «общества друзей музея» из представителей общественности и любителей искусства (а не только из состоятельных спонсоров, из которых можно было бы «качать» денежки для решения музейных проблем). Эти «общества друзей музея» нужны для улучшения контактов музеев с общественностью и для гармонизации культурной работы. В некоторых случаях они смогут удержать руководство музея от опрометчивого шага. По этой причине не все музеи стремятся «выносить сор из избы» и не торопятся обзаводиться «друзьями».

    Ну и, наконец, ставить этот вопрос бессмысленно. Пока что музеи не собираются раздавать свои накопления «жаждущему народу».

    4. Конечно, нужно выступать с совместными проектами. В этом случае «продукт на выходе» не будет страдать от «чрезмерной увлеченности исследователя своим предметом». В коллективе и работа пойдет более живо, и результат обещает быть более качественным. Лишь бы участники проекта могли проявлять взаимопонимание, такт и способность удерживать свои авторские амбиции в рамках. Но индивидуальное творчество и исследования всегда имели место, однако, потом оппонентам и критикам приходится работать сложнее.



    * * *



    Владимир Уваров
    Web-мастер Виртуального Музея Н. Рериха, Липецк


    1. Отношусь философски. Вряд ли кто будет оспаривать, что судьба наследия семьи Рерихов определяется Вышней волей. Без ее участия ни одна печать не будет сломана до срока. Если публикация состоялась, значит пришел срок. Пришло время расширить сознание.

    Родник пробивается в урочный час. Ничто не может преградить его путь. Можно только принять его как данность.

    2. Я не считаю, что мы достаточно знаем о картинах Рериха. Держава Рериха словно терра инкогнито расстилается предо мной. Да и врата в эту Державу никогда не были закрыты. Другое дело, что мало странников способных описать доступным языком понятое и увиденное там.

    3. Государство и народ. Все зависит от того, каков народ и какое государство. Но в любом случае должна быть персональная ответственность. И контроль со стороны государства и народа.

    4. Все возможно. Проигрывает только тот, кто ищет личную выгоду.



    * * *



    Тодор Яламов
    председатель Болгарского национального
    Клуба "Приятели на Рьорих", София


    1. Дан Браун — подходящий пример, как компиляции (дьявольская смесь мистики, мировых загадок и героев, агрессивная реклама — дали миллионы — получили миллиарды) могут временно затуманить мозги миллионам читателей и зрителей. Но пик интереса к нему прошел, прибыль пошла вниз, и постепенно все успокаивается, пока не найдут нового героя на эту роль.

    «Высокий путь» уже прошел пик «нездорового» интереса к нему, и сейчас, что бы ни писали дополнительно к нему, это дело только специалистов разбираться в тонкостях текста, и вряд ли можно делать большие сенсации.

    Попытки публикаций «новых» «засекреченных» материалов будут продолжаться, но значительный рост уровня рериховских специалистов и быстрое распространение новостей по форумам делает это все более безнадежным делом с временным эффектом (для издательства или организации).

    Другое дело находки новых документов, раскрывающие мало известные подробности жизни и творчества семьи Рерихов. Такие находки обязательно будут, но они не могут серьезно повлиять на уже сложившийся образ семьи Рерихов.

    2. Из 7 000 картин Н. Рериха более 2 000 находятся неизвестно где и у кого. Но и по известным полно загадок, неполной информации, а некоторые нуждаются в реставрации, иначе перейдут в раздел «потерянные». Например, одна из популярных картин Н. Рериха ("Терафим"): на сайтах и в альбомах указано, что находится в США, а она с 1980 г. в Болгарии и сегодня висит в постоянной экспозиции зала «Рерих» в Национальной галерее иностранного искусства в Софии. Нужна кропотливая многолетняя работа по дополнению и изданию полного Каталога картин всех членов семьи Рерихов.

    3. Для Болгарии этой проблемы не стоит, так как все картины Рерихов находятся «в руках государства» (Национальная галерея иностранного искусства в Софии – НГЧИ), и выбора нет. Плохо, что еще 10 лет назад НГЧИ поставила нереально высокие суммы страховки картин, и они реально не могут гостить в других галереях и музеях. Частично эту проблему решаем показом самарских копий картин и надеемся, что однажды будут копии картин, находящихся в Софии, и эту выставку увидят во многих странах мира.

    4. Такие крупные и сложные проекты, например, как «Звенигород», Институт Человека и «Урусвати», можно реализовать только через международное сотрудничество, от которого выиграют не только прямые участники, но и все общество.

    Новая Эпоха - Эпоха сотрудничества, и чем быстрее научимся этому искусству — тем успешнее поможем космическим законам входить в нашу жизнь.



    * * *



    А. Пузиков
    председатель Фонда Культуры "Зов", Калининград


    Если и есть какие-то тайны вокруг творчества Рерихов, то они никак не связаны с каким-либо специальным «засекречиванием» или сокрытием «до поры до времени». Духовный мир беспредельно постигаем, но никогда не постижим до конца. Для любого сознания всегда остаются тайны, которые оно постепенно раскрывает, чтобы приблизиться к новым более глубоким тайнам бытия. Именно с этих позиций духовного постижения, творчество Рерихов содержит множество тайн для любого, кто пытается постичь их духовный мир.

    Некоторые последователи Рерихов впадают в иллюзию, что если добраться до каких-то самых сокровенных записей, можно будет раскрыть множество тайн. Это иллюзия потому, что все необходимое для понимания было дано Рерихами в избытке, в открыто изданных ими книгах, а ключом к этим знаниям служит лишь преображение собственного сознания. Суета вокруг публикаций «секретных дневников» и т. п. лишь говорит о незрелости духа и ненасытности низшего манаса – интеллекта, стремящегося к неограниченному потреблению информации. Творцы такого уровня духа, как Елена Ивановна и Николай Константинович Рерихи сами определяют, что и в каком виде должно быть предоставлено читателю, для максимальной пользы и правильного понимания. Если кто-то считает себя «выше и умнее» их и берет на себя право вносить в книги Учения строки из дневниковых записей, которые сама Елена Ивановна решила не вносить, то на это, и свободная воля. Но при этом не стоит забывать и про ответственность.

    Немало людей, считающих, что в картинах Рериха имеются определенные секретные символы, доступные для понимания только посвященных. Если для кого-то картины Николая Константиновича от этого допущения становятся интереснее, то не вижу в этом ничего плохого, если, конечно, это не навязывается другим, как некая истина. Творчество Рерихов адресовано всему миру, и врата к нему открыты каждому. Но не каждый способен пройти в эти врата. Кто-то не может протолкнуть в них свою распухшую от профессиональных амбиций самость, кого-то уводит в сторону слишком витиеватый подход, а кто-то в упор не видит очевидного и направляется в противоположную сторону. Отличительной чертой Рерихов была простота, и простота приводит к ним. Глубина полотен Николая Константиновича в их высоких духовных вибрациях, и если «чаша» отзвучит созвучно, для зрителя открывается вид в высокие слои тонкого духовного плана. Чтобы войти в картины Рериха не нужно напрягать интеллект в поисках зашифрованных символов, а нужно просто раскрыть сердце навстречу им.

    Государство выражает собою народ, пусть хотя бы декларативно, через всеобщие выборы. Общественная организация выражает интересы небольшого числа учредителей, иногда определенного количества ее членов, но в любом случае не всего народа. Конечно, группа людей, профессионалов, пользующихся уважением большинства, может лучше распорядиться общими культурными ценностями, чем среднестатистические чиновники государственных структур. Но, к сожалению, подобной, пользующейся уважением большинства, профессиональной группы мы не имеем. Коллектив МЦР выполняет эту роль, но все ли с этим согласны? И нельзя говорить, что те, кто «за», — понимающие, а те, кто «против», — непонимающие, и, значит, их мнение не должно учитываться. Рерихи завещали свое наследие всему русскому народу, безотносительно к тем или иным субъективным оценкам. Думаю, что лучший вариант — это когда наследие является общенародной собственностью, то есть государственной, но при этом находится в оперативном управлении общественной организации, в руках профессионального коллектива, избранного всеми заинтересованными последователями, и при широком общественном контроле. Таковым мог бы быть и МЦР, но при условии определенной его реорганизации в сторону сотрудничества с большинством ведущих рериховских организаций, и открытости общественному контролю.

    Думаю, что коллективные проекты могут быть много продуктивнее, чем индивидуальные. Это отвечает духу общинной кооперации и учит сотрудничеству. Но противопоставлять коллективные проекты индивидуальным не стоит. В этом вопросе, как и в любых, нужна целесообразность и соизмеримость, при условии соблюдения которых, всегда выиграет Общее Благо.



    * * *



    К. И. Новосельский, к. г. н., д. э. н.
    проф. УрГЭУ, чл.-корр. Музея Н. Рериха в Нью-Йорке
    пожизн. чл. Института культуры Миссии Рамакришны в Калькутте
    Екатеринбург-Москва


    1. Спасибо за вопрос! Наболело!

    Сильно переживаю, когда в магазинах или на развалах вижу длинные ряды совершенно новых книг и брошюр с "авторством" Рерихов, хотя — казалось бы — после периода полузабвения надо бы радоваться... Читаю названия, удивляюсь, вздыхаю, прохожу мимо. В руки не беру. Просто потому что ОНИ этих книг не редактировали и не знали об их существовании!

    А началось всё давно — лет 15 или 20 назад, когда вдруг на моих лекциях люди из Челябинска начали спрашивать: "А Вы читали новую (!) книгу Николая Рериха "Семь великих тайн космоса"? Я смутился — ну не помню такого произведения, и в библиографиях не упоминается. И на иностранных языках нет... Может — вольный перевод с тибетского, который я тогда совсем не знал. Дали почитать выдержки об Атлантиде: стиль вызвал недоверие — ну никак не Н. К.! В Екатеринбурге нарождавшееся Уральское Рериховское общество тоже в недоумении, пришлось звонить в Новосибирск (Н. Д. Спириной) и в Прибалтику. Помнятся слова Натальи Дмитриевны: "Да это Стульгинский, ученик-последователь Рерихов. Добротный самостоятельный текст, по мотивам Рериха. Только зачем ставить великое имя?" Зачем - стало быстро понятно: деньги. Сколько человек купят Стульгинского и сколько Рериха?

    Так и сейчас: Елена Рерих "Путешествие в Шамбалу", или что-то подобное (точные названия специально не держу в голове, чтоб её не замутнять). Да ведь не писала она такого! Выясняется: подборка выдержек из писем разных лет, разным людям, часто без указания кому, когда и по какому поводу. А для меня это очень важно: книга или статьи, изданные лично автором — это обращение к Вечности, для всех, это те отточенные мысли, которые автор решился вынести на общее обозрение. Здесь у всех Рерихов есть достаточно солидный набор прижизненных изданий. Их и надо переиздавать, комментировать и т. п. Да — мы их знаем почти наизусть, но применяем ли? (Отдельно надо рассматривать те труды, которые Рерихи считали нужным писать (!) и публиковать не на русском языке — советую всем читать в подлинниках, любой неавторский перевод несёт "чужую" информацию.)

    Совсем другое моё отношение к дневникам и письмам — это особый жанр, интимный, сиюминутный. Ценность для истории - несомненная. Но и опасность злоупотребления, раздёргивания на цитаты, пристрастная компоновка и т. п. — максимальна. Как быть? Нет у меня однозначного ответа! Рекомендовал бы оставить их в том месте где они оставлены самой историей — в архивах. Кому надо — поедут почитают. Помню как по рекомендации Святослава Николаевича сам поехал в Лондон, в Отдел манускриптов библиотеки Британского музея, где хранятся подлинники Писем Махатм. Ни одна книга в красивой обложке, купленная за углом, не заменит этого ритуала общения с первоисточником!

    2. Скажу больше: для меня картины Н. К. — едва ли не главный компонент Живой Этики Рерихов! "Едва ли" — потому что очень ценю белый стих Н. К., наряду конечно с книгами Учения, "Листами Дневника", лекциями С. Н. и т. д. А главный — так как картины (а иногда и репродукции, слайды с них) — наиболее универсальный, доступный для восприятия, цельный, ёмкий и т. д. источник для познания глубинных основ философии Рерихов. Живопись как и музыка — языки не нуждающиеся в переводчиках.

    Сделали ли мы всё для познания этих Врат? Нет, очень мало! Мне повезло — был дома у В. В. Соколовского — знаменитого систематизатора художественного наследия Н. К. Сейчас, при наших коммуникационных и мультимедийных возможностях — как воздух нужен "Всемирный виртуальный музей" всех 5-7 тысяч работ Н. К. (я не умаляю работы других членов его семьи, но это наследие самоё разветвлённое), с аннотациями и комментариями. Если такой музей уже есть — дайте мне ссылку на его адрес!

    3. Буддизмом и индуизмом пронизано творчество Рерихов. Кто будет спорить? А там весь наш мир считается вечным, бесконечным (соответственно безначальным!), "постоянно изменчивым". Так что вопрос: "Как и кто может наиболее надёжно сохранить картины Рерихов?" для меня не очень корректен. Начнём с того, что картины (как и книги, скажем) — продукт со-творчества Высшего и земного со-автора, имеющий некоторые аспекты самостоятельной жизни. По моим ощущениям, так думал и Н. К., и мой отец — тоже художник. Разве в том дело - кто и где содержит твои работы? Сохранность и доступность — вот ключевые параметры существования творческого наследия, которыми на мой взгляд и должна быть озабочена общественность. Вот знаменитые мировые аукционы, на которых ежегодно торгуются картины Н. К. — меня задевают: творения снова (после краткой "вспышки" внимания к ним) уходят в небытие, в закрытые коллекции, к совершенно новым и никому неведомым людям. Постепенно выкупать эти работы и формировать открытый новый музей из них — вот был бы подвиг, хоть государства, хоть меценатов! А в вопросах наследования и собственности мы с вами запутаемся и утонем. Это — тупиковый путь!

    4. Не совсем понял, о чём идёт речь и чему противопоставляются эти проекты? А что же ещё? Ведь и вся Живая Этика Рерихов — это космический проект по совершенствованию человечества. И наши под-проекты — должны быть только в поддержку ему!



    * * *



    А. Люфт
    редакция сайта
    "Живая Этика в Германии", Росток


    1. К публикации выдержек из записей бесед Е. И. Рерих с Учителем отношусь очень положительно. Среди рериховцев бытует неудачное название этих записей — дневники. Если ознакомиться с этими "дневниками", то можно понять, что они не являются личными дневниковыми записями Е. И. Рерих, а есть запись непосредственных слов Учителя, который Сам определял, что даётся непосредственно для серии книг Учения Живой Этики, а что должно быть просто записано для лучших времён. Слов самой Е. И. Рерих в этих записях очень мало (только краткие вопросы) — в основном слова Учителя. Поэтому нужно говорить о мыслях и заветах Учителя, записанные Е. И. Рерих, а не о личных дневниках Е. И. Рерих.

    Я считаю, что лучшие времена публикации заветов Учителя, записанные Е. И. Рерих, настали именно сейчас, ибо все записи Е. И. Рерих предназначены для нас — для рериховцев, которые изучают Учение Живой Этики. И все противники издания "дневников" Е. И. Рерих просто лукавят по тем или иным причинам, когда говорят, что время издания этих сокровенных записей ещё не пришло. Нет, тысячу раз нет! Именно сейчас, когда рериховцы-общинники десятками тысяч воплотились на плотном плане, нужны слова Учителя — истинные, из первых рук, из первых записей. В книге "Мир Огненный", часть 3, в параграфе 38 есть такие слова: "...забота Иерархии давать послания общинникам, но если они не дают посланное общине, в таких случаях канал нечист. Неужели Иерархия будет посылать видения для одного общинника?" Поэтому все те, кто удерживают в своих подвалах послания Иерархии, все те, кто препятствуют выдаче посланий Учителя общинникам, т. е. нам с вами, тот представляет собой нечистоты. По-моему этой цитатой из "Мира Огненного" сказано всё!

    Противники публикаций "дневников" Е. И. Рерих выдвигают тот аргумент, что мол сознание большинства рериховцев ещё не готово воспринять сокровенные истины, изложенные в этих записях и т. д. и т. п. На это можно ответить, что градаций сознаний столько, сколько на небе звёзд. И если всех рериховцев косить под одну среднестатистическую гребёнку, то уж лучше всем рериховцам отправиться на кладбище и петь там заупокойную мессу всему Рериховскому Движению. Возрастной спектр людей, изучающих Учение Живой Этики, охватывает сегодня от мала до велика. Сотни и тысячи русскоязычных людей, рассыпанных по всему миру, изучали (и изучают) Агни Йогу на протяжении 20-30 лет. Эти старожилы прочли всю серию книг Учения не по одному кругу, не говоря уже о вторичных источниках. Но почему же им не дать взойти на новую ступень понимания Учения через чтение записей Е. И. Рерих?! Кто говорит о неготовности рериховцев к ознакомлению с "дневниками" Е. И. Рерих, тот есть узкий сектант, ничего не понявший в Учении, да и вряд ли полностью с ним ознакомленный.

    Это то, что касается раскрытия записей Е. И. Рерих. Второй вопрос — как это делать. Ясно, что редактор "Сферы" Попов сделал компиляцию из записей Е. И. Рерих не совсем удачно в стилистическом смысле, и кроме того, было допущено много чисто смысловых ошибок при оцифровке рукописных текстов, что хорошо показала редактор МЦР Книжник. Ошибки чтения почерка Е. И. Рерих можно исправить - это не проблема для будущих поколений. Главная проблема состоит в том, в каком виде издавать эти записи. Редакция издательства "Сфера" посчитала, что допустимо разрушение целостной ткани диалога Матери Агни Йоги с Владыкой, и последующее склеивание этих цитат в единый текст. Даже неискушенному в редакторской работе человеку ясно, что в таком случае может произойти подмена смысла написанного, или в лучшем случае непонимание такого склеенного текста, что в принципе, и наблюдается в 30 процентах материала, изданного "Сферой" в книгах “Высокий Путь” и “Откровение”.

    Самым печальным и досадным фактом является то, что издательство "Сфера" раздробило диалоги Учителя и Ученицы на две разные книги — двухтомник "Высокий Путь" и "Откровение". Некоторые записи в книге "Откровение" повторяются в двухтомнике "Высокий Путь". Кроме того, в книгу "Откровение" вошли также идентичные фразы, которые есть в канонической серии 14 книг Учения Живой Этики. Чем руководствовалось редакция "Сферы" при составлении книг "Откровение"? Абсолютно непонятно. Нет никакого смыслового различия между записями двухтомника "Высокий Путь" и книгой "Откровение". Когда я прочитал указанный двухтомник, и перешёл к книге "Откровение", то после прочтения первых десяти страниц этой книги меня обуяло жуткое негодование и возмущение по поводу самочинного и варварского отношения к словам Учителя. Этот неприятный осадок не утих до сих пор. Создалось такое впечатление, что тебе подсунули какое-то изуродованное произведение высшего искусства, очертания которого ты должен мучительно выискивать под грязным слоем, оставленным в результате варварского обращения с этой жемчужиной. Я думаю, что такое неприятное впечатление испытают многие читатели книги "Откровение".

    Чтобы не быть пустым крикуном, хочу предложить с моей точки зрения оптимальное решение, касающееся издания записей Е. И. Рерих. Во всех цивилизованных странах Европы и Америки имеется широкий и открытый доступ ко всем, абсолютно ко всем, источникам культуры. Каждый гражданин может записаться в библиотеку — и ему будет открыт бесплатный доступ к архивам, которые печатались ещё во времена Гуттенберга. Более того, по Интернету можно "полистать" каталоги всех библиотек своей страны (и даже других стран), и заказать по Интернету любую книгу, журнал или газету, любого года издания (или копию с него). Оплатив только почтовые расходы, заказанный материал можно бесплатно получить в местной библиотеке. Американские архивисты пошли ещё дальше — они решили оцифровать книги всех библиотек своей страны. В кооперации с интернациональным Интернет-проектом "Google" в 2008 году американские власти планируют открыть в Интернете электронную библиотеку, насчитывающую в своих каталогах миллионы (!) томов. У рериховцев есть подобный опыт. Каждый маломальский неофит знает адрес электронной библиотеки "Орифламма". Почему бы в случае с записями Е. И. Рерих не поступить таким же образом? Что мешает сканировать около тысячи страниц "дневников" Е. И. Рерих, находящихся в русском центре Амхёрст-колледжа, и выложить их по-тетрадно в экономичном графическом djvu-формате в Интернете? Технически этому не мешает ничто. Но практически этому препятствуют противники выдачи посланий Иерархии рериховцам-общинникам.

    Поэтому рериховцам нужно напрячься, и противопоставить измышлениям сектантов широкую просветительскую работу в этом направлении.

    Первый шаг - издание в Интернете компиляций записей Е. И. Рерих от издательства "Сферы" — удачно состоялся. Теперь необходимо сделать второй шаг, и издать без купюр сканкопии "дневников", находящихся в Амхёрст-коллежде в США. Затем можно осилить третий шаг - оцифровать эти сканкопии, что уже частично сделал Резниковский. После того, как будут сделаны эти шаги, может быть измениться обстановка на русском культурном "фронте", когда противники выдачи записей Е. И. Рерихи будут полностью разбиты. Тогда можно думать о публикации тех записей Е. И. Рерих, которых нет в архивах Амхёрст-коллежда, а есть в архивах МЦР. Поэтому история "дневников" Е. И. Рерих не кончилась, а только начинается

    2. Первое. Среди рериховцев ходит цифра 7000, которая указывает на количество написанных Н. К. Рерихом картин. Никто не знает, откуда взялась эта цифра. Современные Интернет-каталоги не насчитывают и тысячи наименований картин Н. К. Рериха. Значит, оставшиеся 6000 картин остаются неизвестными широкой публике. Каждый художник ведёт каталог своих картин. И Н. К. Рерих также вёл таковой (на этот факт есть косвенные указания в письмах Е. И. Рерих). Но, к сожалению, МЦР, где находятся архивы Рерихов, не отличается дружелюбностью и открытостью, поэтому на открытие каталога, составленного самим художником, т. е. Н. К. Рерихом, стоит только надеется. Если бы такой каталог был обнародован, то поиск картин Н. К. Рериха намного бы облегчился. Если рериховцы желают пошире открыть врата в Державу Рериха, то русская общественность должна потребовать (именно потребовать) с общественного музея МЦР, чтобы они опубликовали каталог картин Н. К. Рериха, составленного им самим.

    Второе. В последнее время по РД распространилась информация о продажах картин Н. К. Рерих на аукционе "Сотбис" в Нью-Йорке (данный сайт "Адамант" принимал в этом самое активное участие). Данная информация сопровождалась мнением некоторых рериховцев, что продажи картин Рериха говорят о повышении интереса к рериховскому наследию на Западе. Как проживающий на Западе, я уверяю русских читателей сайта "Адамант", что это не так. Картины Рериха на Западе почти неизвестны, и аукционы "Сотбис" погоды не делают, т. к. не они, а критики-искусствоведы и редактора средств массовой информации определяют интерес народа к тому или иному художнику. К примеру, в Германии за всю историю существования рериховского наследия не издано ни одного (!) альбома картин Рерихов. Нет ни статей, ни телепередач о Рерихах (если не учитывать пару малотиражек, выпускаемых местными рериховскими обществами). По-моему в других западных странах дело обстоит не намного лучше. В Интернете есть только три онлайн-галереи с картинами Рерихов. Одна сделана на английском и русском языках сотрудниками Нью-Йоркского музея Рериха (эта галерея кстати самая полная и совершенная), вторая — мультиязычная, сделанная эстонцем Саэском, а третья сделана вашим покорным слугой на немецком языке. И это всё. И это при том, что на русском языке число рериховских галерей перевалило за два десятка. Даже диспозиция прослеживается и среди иностранных рериховских сайтов.

    Нам, рериховцам, нужно понять, что проданные на аукционнах картины, уходят в частные коллекции, доступ к которым для общественности закрыт. Поэтому всю информацию о таких продажах нужно сопровождать не эйфорией, имеющей мещанских душок преклонения перед золотым тельцом, а пожеланием, чтобы новые владельцы регулярно предоставляли возможность общественности наслаждаться полотнами Н. К. Рериха путём выставки этих картин в общественных музеях. Такие выставки регулярно устраиваются на Западе. Одной из последних (в 2004 г.) таких выставок из частных собраний была выставка картин Н. К. Рериха в художественном музее университета Оглторп (США). Мы, рериховцы, должны давить свою линию Общего Блага везде, всегда и во всём.

    3. Идеальным, "настоящим" хозяином произведений искусства является тот, кто предоставляет к ним доступ всем желающим, без ограничения по национальному, имущественному, половому, политическому, религиозному или другим признакам - принцип Общего Блага всегда и везде даёт верный ориентир в повседневной жизни. Это относится также и к архивам и другим источникам культуры. Народ объединяется в государство, поэтому говорить, кто лучше - нет смысла. Если народ обладает гражданским мужеством и активностью, то всё равно, где будут находиться рериховские картины — и в руках государства или в руках общественной организации. В этом случае в обоих институтах будет соблюдена законность и демократичность. Но если народ политически не опытен и не инициативен, то бардак злоупотреблений должностным положением, взяточничество, служебное панибратство и пр. и пр. будут существовать везде — что в государстве, что в общественных институтах. Поэтому нужно ратовать за повышение культуры общественных отношений, а не заниматься переделом собственности.

    4. Целесообразно ли исследователям творчества Рерихов в будущем выступать с коллективными проектами? - Конечно, ибо сотрудничество есть лозунг Нового Эпохи! Учась совместным действиям, мы входим в Новый Мир. Более того, только совместными культурными акциями возможно преобороть тяготу современной материализованной цивилизации, которая плотным кольцом удушает духовные ростки Новой Расы. От такого сотрудничества выиграет не только современные бойцы Общего Блага, но в конечном итоге и всё человечество, ибо будущее развитие планеты лежит через Агни Йогу и Рериховское Движение. "Теперь Мы собираем духов шестой расы, и Агни Йога есть клич!" (Беспредельность, часть 1, п. 188).



    * * *



    ЛАТВИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО РЕРИХА, Рига


    1. У семьи Рерихов не было тайн, они выходили с открытой душой к людям. Они не опубликовали материалы, которые не считали нужным опубликовать. После их ухода каждая строка для нас дорога, также «Высокий Путь» и «Откровение» (Сфера).

    2. В своих картинах и параллельно в очерках Рерихи пытались передать основы культур разных народов разных времен. Русские богатыри из былин, прибалтийские «Вайделоты», Фархад и Ширин и др. Достаточно знать нельзя никогда, чему-то научиться можно всегда.

    3. Мы любим и уважаем государственную Третьяковскую галерею, но без братьев Третьяковых она не существовала бы. Государство и народ неразделимое целое.

    4. Не понимаем этот вопрос.



    * * *



    Петр Крылов
    библиотекарь Музея-института семьи Рерихов в Санкт-Петербурге


    1. Во-первых, для меня это как раз было секретом. Я-то полагал, что «творчество семьи Рерихов в целом», его основные принципы (философские, этические, эстетические), способы претворения этих принципов в жизнь вполне мне (и другим) понятны. Если бы я их (эти принципы) не понимал и не был с ними согласен, то вряд ли бы тратил бы на изучение их творчества основную часть своего времени. Во-вторых, мне не кажется удачным выражение «засекреченные материалы». Аналогия с политическими документами («секретные архивы спецслужб – революция/перестройка – публикации – приговор предыдущему режиму») здесь, мне кажется, не подходит. Кто и когда засекречивал, к примеру, архивы различных учреждений в Америке? Архивы Индии? Да, россиянину теперь туда проще съездить… Больше исследователей имеют доступ – ну и прекрасно. А объективность, серьезность подхода к архивным документам – дело их (исследователей) совести.

    В целом, я не разделяю тезиса о необходимости «защиты Рериховского наследия», так как мне кажется, что превентивная защита в принципе невозможна, все громкие дела последних лет – это махание кулаками после… После выхода в свет тех или иных изданий. Это как бороться за запрет показа фильма «Код да Винчи». Вот в Индии его запретили. Ну и что? Кто захочет, купит кассету (диск) и посмотрит дома. Шумные кампании «против» только увеличивают число таких заинтересованных покупателей. Я знаю людей, которые со временем отошли от идей Рерихов. Но ни О. Шишкин, ни А. Кураев, ни другие публикаторы, «срывающие все и всяческие маски», в этом не повинны. Я стараюсь внимательно читать литературу, связанную с именем Рерихов, в том числе «крамольную», но на мое отношение к творческому наследию их семьи все эти публикации практически не повлияли. Я – за возможно более полное «информационное пространство», в котором умный человек разберется сам (и каков бы ни был его выбор, он будет заслуживать уважение), а глупый… выбор глупого, если честно, не особо интересен.

    Предвижу возражение, что сами Рерихи делили информацию на ту, что предназначена для «широкого круга» и ту, что для «узкого», которую обнародовать ранее определенного срока нельзя. Согласен, Рерихи делили, но сейчас, когда их нет, кто будет определять, что можно, а что нельзя? Решение какого человека или коллективного органа будет всеми (подчеркиваю – всеми) безоговорочно принято ? Боюсь, что на нынешнем этапе это в принципе не возможно.

    2. Если говорить о количестве картин, воспроизведения которых за последние годы появились во множестве книг, журналов, альбомов, в Интернете и т. д., - то да, достаточно, в этом отношении врата открыты настежь. Мне не кажется, что появление в масс-медиа «новых» (т. е. пока не публиковавшихся) произведений может существенно повлиять на наше восприятие художественного творчества Н. К. Рериха и С. Н. Рериха (что не означает, конечно, что этим – поиском и публикацией – не следует заниматься). Но если иметь в виду качество, глубину нашего понимания содержания их картин – тут да, тут есть над чем поработать.

    3. Это непростой вопрос. Мне кажется, что дело не в формальном статусе («государство – народ», «музей – частная коллекция» и т. п.). Важно, чтобы владелец осознавал ценность находящихся у него произведений (хотя бы материальную) и в соответствии с этим пониманием был способен обеспечить надлежащий уровень их сохранности. Казалось бы, как можно не понимать ценность картин Рерихов? Опыт показывает, что очень даже можно. Как правило, первые владельцы, покупавшие или получавшие в дар картины, эту ценность сознавали. А вот их наследники (преемники) с течением лет это понимание легко могли утратить. Мою особую тревогу вызывают картины, которые находятся не в музеях или даже частных коллекциях, а во всяких организациях, как государственных, так и частных (школах, университетах, НИИ, обществах, фондах и т. п.), не имеющих непосредственного отношения к искусству. Эти произведения даже могут быть там никак не оформлены. Их судьба – целиком в руках администрации, которая достаточно часто меняется, на смену человеку с пониманием может придти чиновник, полностью такого понимания лишенный, который в один прекрасный день решит отправить их на помойку. Конечно, я в основном основываюсь на своем (т. е. индийском) опыте. В плачевном состоянии находится (если еще жива) картина «Сантана», в свое время подаренная Н. К. Рерихом выдающемуся индийскому ученому Дж. Ч. Босу и долгое время находившаяся в институте его имени (см. об этом: http://www.roerich-museum.org/MUSEUM/Libr/Rus/Articles/krylov1.htm). Судя по всему, недавно утрачена прекрасная картина Н.К. Рериха «Благословенный (Панацея)» из библиотеки Сарнатхского отделения общества «Маха Бодхи» (см. послесловие к очерку «Благословенный» из Сарнатха и примечание 3 к рассказу Т. Яламова). И такие грустные вести поступают не только из Индии, но и из США (http://lomonosov.org/aspects114.html), да и из других стран.

    4. Мне казалось, что переход от социализма к капитализму в России привел к полному вытеснению прилагательного «коллективный» словом «корпоративный». Раньше воспитывали «коллективный дух», теперь тратят кучу денег на мероприятия, воспитывающие дух корпоративный. Ну, я рад, что хорошее слово не исчезло совсем.

    Одна голова хорошо, а две, три, десять – лучше. Это банальность, но она справедлива в приложении к любой форме творческой деятельности. Что касается специфики РД, то она, конечно, есть, ее не может не быть. «Рериховцы», как правило, люди духовные и возвышенные, поэтому при создании коллективных проектов они, как мне кажется, часто ограничиваются более или менее абстрактными «договорами о благих намерениях», забывая (или считая ниже своего достоинства) расписать подробно, по пунктам «права и обязанности» (уж не говоря об их юридическом оформлении). В результате, по завершении проекта, легко возникают взаимные обиды и претензии. Иногда мне кажется, что история с Master Building и Луисом Хоршем никого ничему не научила.



    * * *



    C. Г. Джура
    соучредитель Ассоциации "Этика и наука будущего", Донецк


    1. Здесь много аспектов проблемы, на мой взгляд. Есть как "за", так и "против", и что у кого перевесит - такой и ответ. С одной стороны, публиковать нужно, раз это принадлежит перу Великой семьи. С другой стороны, как это сделать? Материалы должны быть научно опубликованы, т. е., если есть цитата, то должно быть указано, где начало и где ее завершение, иначе возможно изменение смысла, да и трепетное отношение к Наследию именно такой подход и требует. Это один из аргументов "против". И, наверное, последний - сроки. О них знают лишь посвященные.

    2. Конечно, углубление в смысл - процесс бесконечный, и это выражает народная мудрость: "Если ты знаешь все, то тебе нужно еще многому научиться"... 

    3. Мне кажется, что здесь нужно подойти с меркой золотого сечения. То есть возможность хозяина любого из указанных, но с контролем второго.

    4. Конечно, от этого только выиграли бы исследования. Но здесь вопрос в том, кто и как умеет сотрудничать. Опыт показывает, что истинное сотрудничество пока что редкий цветок, и это скорее исключение из правила, чем само правило. Но грядущая эпоха именно эпоха сотрудничества, взаимопонимания, Сатья Юга, одним словом. Выиграют все, кто за эволюционные идеи, но, а остальные - это не враги, а заблуждающиеся, и им нужно желать не поражения, а преображения.



    * * *

    Ю. Б. Дворников
    Алтайское Краевое рериховское общество "Устремление", Барнаул


    1. Когда в девяностых годах была напечатана книга «Надземное» Святослав Николаевич Рерих сказал по этому поводу, что печатать её было ещё рано и что нужно было бы сначала спросить разрешения у Шапошниковой Людмилы Васильевны. Для нас слова Великого Махатмы должны быть Указом. Раз Он так сказал, значит так и нужно поступать. Ему виднее. Вообще демократия в рериховском движении, на мой взгляд, очень пагубна – всё-таки нужно стремиться к иерархичности настолько насколько это возможно. Другое дело, какие проблемы могут возникать на этом пути – это уже второй вопрос.

    На мой взгляд, сначала, перед тем, как искать чего-то «новенького и свеженького» в русле Учения Живой Этики нужно было бы применить то, что дано. Жизни не хватит, чтобы это усвоить и ПРИМЕНИТЬ.

    Но с другой стороны, лично мне неопубликованные письма Е. И. Рерих дали очень многое в плане понимания целостности мировоззрения и мироздания. Как сказал Великий Будда: «Все для всего и всегда». Заметь четыре закона: Закон Вмещения, Закон Бесстрашия, Закон Близости, Закон Блага. 2.2.3.19.

    Я думаю, что если уж издаются неопубликованные письма, то нужно это делать с ограниченным тиражом и если продавать, то продавать по недешёвой цене, чтобы эти глубоко сокровенные знания были недоступны для начинающих и просто любопытствующих, которые ещё не утвердились в основах открытого всем Учения.

    2. Лично я не считаю, что мы достаточно хорошо знаем эти картины, их сокровенную суть. На мой взгляд, полотна Н. К. Рериха есть по сути ИДЕОГРАММЫ, то есть сгусток глубоко зашифрованной духовной информации. По сути, это Окна в Беспредельность, серебряная нить к Учителю. В идеограммах каждый цвет, их сочетание, контуры линий, ассоциативные впечатления имеют своё глубокое значение. Причём, понимание, осознание, ассимиляция духовного потенциала произведения приходит в тесной связи с Учением Живой Этики. Художественное творчество и Учение есть одно целое, дополняющее и вытекающее одно из другого. Когда открывается даже сотая часть истины, сокрытой в священных Знаках, человек ощущает необыкновенное счастье в центре груди, как будто нашёл бесценное сокровище-кладезь. И это сокровище нельзя потерять, продать или обменять – его можно только преумножать. Сокровище живёт в сердце в виде света.

    Хотелось бы сделать как-то совместными усилиями сделать альбом с комментариями ко всем картинам Н. К. Рериха в помощь изучающим Учение Живой Этики. Может быть как-то через Интернет? К примеру, на нескольких сайтах разместить полотна Н. К. Рериха и пусть все желающие посылают свои комментарии, которые уже имеются. Затем документы синтезировать в одно наиболее полное описание на каждое произведение. Мне известны люди, которые работают над изучением идеограмм Н. К. Рериха уже много лет. Они готовы поделиться своим видением, которое родилось в результате длительного научного изучения Учения и живописи Н. К. Рериха. Когда будет готов макет альбома, то также сообща можно издать его с очень хорошим качеством. Одиночкам такая работа не под силу – нужны большие деньги. Но так можно было бы помочь открыть многим людям мир Рериха.

    3. Не важно, в каких руках будут находиться картины, лишь бы была возможность их обозрения, тиражирования в виде репродукций, был доступ к ним непосредственно и самое главное хранитель имел бы технические и материальные возможности для обеспечения сохранности полотен в их первозданном виде. Целесообразнее было бы, чтобы хранитель был не только хранителем, но и распространителем Великого Знания. Иными словами был бы сведущ о бесценности охраняемого сокровища и стремился бы всеми возможными путями поделиться с народом духовным богатством. Всё наследие Великих Рерихов дано не для того, чтобы оно хранилось где-то в хранилищах, а для продвижения эволюции сознания на планете Земля.

    4. В Учении Живой Этики утверждается целесообразность кооперации и сотрудничества, объединения. Это по сути и есть община – принципы те же. Потому о чём говорить – в одиночку не пройти. Только вот зацикливание на личном, на личностях очень сильно мешает объединению на общем и главном. Опять нужно говорить о применении Учения в элементарных правилах – отсутствие злобы, обиды, тщеславия, зависти и т. д. И напротив присутствия – подвига, мужества, самоотверженности, сострадания, вмещения, терпимости, понимания, великодушия и др. И вот отсутствие чёрного и присутствие светлого и должно родить объединение-общину, а если она не рождается, значит, Учение не познано, не изучено и не применено в наипервейших своих формулах.



    * * *



    Т. П. Григорьева
    д. ф. н., засл. деят. науки Российской Федерации
    гл. науч. сотр. Института востоковедения Российской академии наук, Москва


    1. Когда люди включены в общее дело, тем более высокое, они должны всегда находить общий язык.

    3. Если бы картины Рерихов находились только в руках государства, то часть их давно была бы потеряна для людей. Могу на основании многолетнего знакомства с деятельностью Л. В. Шапошниковой по организации Музея им. Н. К. Рериха в Москве сказать, что руками общественности многое может быть сделано ради идей и картин Рерихов. Л. В. Шапошникова посвящает этому все свои силы и жизнь.

    4. Коллективная ответственность как правило оборачивается полной безответственностью. В основе общего дела всегда лежит личная ответственность. Идея соборности - неслиянное и нераздельное единство.



    * * *



    Аблеев Сергей Рифатович
    Международная неправительственная ассоциация
    «Этика и наука будущего»
    , Россия


    1. Обращение к архивным материалам семьи Рерихов есть закономерное следствие большого общественного интереса как к Учению Живой Этики, так и к личностям его основателей. Исследователям творчества Рерихов не известны какие-либо письменные заявления Е. И. Рерих, Н. К. Рерих и их сыновей о том, что архивные материалы веками должны охраняться от всякой публичной огласки. В одном из писем Е. И. Рерих звучит сожаление о том, что долгое время ее рукописи не будут доступны широкой публике. Это письмо было написано в середине двадцатого столетия, когда коммунистическая идеология в Советском Союзе, культ доллара и махровый позитивизм на Западе вовсе не способствовали распространению идей Живой Этики. Теперь все значительно изменилось. По крайней мере, в странах постсоветского социально-политического пространства интерес к творчеству Рерихов затмевает многие явления традиционной и массовой культуры, а тиражи книг, посвященных различным аспектам философской мудрости Востока, бьют все издательские рекорды.

    Публикацию архивных материалов начал Международный центр Рерихов (Москва) в 1993 году. Мы полагаем, это была важная и своевременная инициатива, так как записи Е. И. Рерих являются весьма ценным дополнением к известной серии книг Живая Этика. Более того, они выступают, порой, необходимым герменевтическим ключом, без которого истинное понимание ряда проблем, обсуждаемых Учителем со своей Ученицей, оказывается затруднительным или вовсе невозможным. Эта инициатива была продолжена издательством «Сфера», а позже (в 2006 году) Музеем Востока (Москва).

    Работа с архивами требует большой профессиональной подготовки и определенного благоговения перед великими Рукописями, которые составляют золотой фонд культурного наследия человечества. Вместе с тем, издатель должен иметь достаточно развитую этическую интуицию, которая позволит ему отделить в рукописях сугубо личное, духовно интимное, от того, что должно стать общественным достоянием. Мы надеемся, что издатели дневников Е. И. Рерих будут помнить об этом и над интересами экономическими поставят интересы духовного просвещения и культурного строительства – так, как это делали Рерихи и их Великие Учителя.

    2. Конечно, художественное творчество Рерихов требует дальнейшего изучения и осмысления. Картины Николая и Святослава Рерихов отражали не только природную и социальную реальность, но реальность духовную, которая еще долгое время для человечества будет оставаться «терра инкогнита». Многие картины Рерихов связаны с весьма неординарными обстоятельствами жизненного пути великой семьи и несут в себе сокровенный смысл, который еще только предстоит разгадать потомкам.

    3. Дискуссии о том, кто должен быть хранителем художественного наследия Рерихов – государственные или общественные музеи – совершенно бесперспективны. Они инициируются не столько заботой о культуре вообще, сколько желанием иметь продукты культуры в своем (государственном или общественном) распоряжении. Старшие и младшие Рерихи, будучи людьми большой духовной и практический мудрости, не случайно разместили коллекции картин как в государственных, так и общественных музеях. Так сколько же должно пройти времени, чтобы последователи Рерихов, наконец, увидели в этом определенный замысел?

    Мы полагаем, что в России должны быть как государственные, так и частные коллекции картин Рерихов. К сожалению, за несколько десятков лет ни советское, ни российское государство не смогло создать специальный музей творческого наследия Рерихов. Хотя в его распоряжении имеется достаточно внушительная коллекция картин. Мы надеемся, что в ближайшем будущем эта ситуация изменится и, например, на базе Музея-института семьи Рерихов (Санкт-Петербург) будет организован полноценный государственный музей, в котором будут собраны картины и личные вещи Рерихов из различных государственных хранилищ.

    Мы призываем государственные и общественные музеи прекратить имущественные споры и начать сотрудничество в рамках перспективных культурных проектов, успехи которых помогут поправить, в том числе, и их экономическое положение.

    4. Теоретически право на существование имеют как коллективные, так и индивидуальные исследовательские или культурные проекты. Однако в практическом смысле преимущества тех или других вытекают из специфики конкретного проекта. В любом случае исследователи духовного наследия Рерихов и их Учителей должны научиться академической толерантности и завершить, наконец, практику публичных склок в средствах массовой информации с неизменным навешиванием ярлыков уничижительного характера.

    Подобная практика переводит научные дискуссии в плоскость пикантных разборок шоу-див из «желтой прессы» и дискредитирует в глазах культурной общественности как их прямых участников, так и все Рериховское движение. Последователям Живой Этики неплохо бы для начала освоить элементарную этику научной дискуссии, императивы которой предполагают уважительное отношение к оппоненту даже в том случае, если его представления не совпадают с их собственными воззрениями и выглядят как совершенно ложные. Мудрые призывали бороться не с людьми, а с идеями…

    Отмеченные явления, как это ни печально признавать, свидетельствуют о культурной незрелости Рериховского движения, многие участники которого совершенно не ощущают чудовищного диссонанса между великими идеалами, которые они пытаются распространять в обществе, и образом собственного мышления. Пора об этом задуматься и пора это преодолевать. Ведь вне коллективного сотрудничества не может осуществиться ни один серьезный проект. Тем более — духовное просветление человечества, о котором мечтали Рерихи.



    * * *



    Сергей Мельников, Роман Пашутин, Юрий Федосов
    редакция электронного журнала «Грани эпохи», Россия - Эстония


    1. Любое творчество, как процесс создания совершенно нового художественного произведения, относится к высшей форме деятельности человека. В этом смысле просто любопытствующему читателю публикация “засекреченных” материалов ничего не дала из-за разницы духовного уровня. Однако, вдумчивые исследователи этих записей получили возможность почерпнуть больше информации об отношениях семьи Рерихов с Учителями, о том, в каких условиях приходилось жить и работать Рерихам, о проблемах, с которыми они сталкивались. То есть, публикация «Сферы» помогает честному исследователю прибавить понимание глубины и ценности творческого наследия семьи Рерихов.

    Можно провести аналогию с черновиками писателя. Если не быть знакомым с произведениями писателя, с жизнью писателя, с его перепиской, если не быть в теме, в историческом и литературном контексте, если не знать окружения писателя, то черновики и отрывочные тезисы читать бесполезно, ничего не поймёшь; да, наверное, никто этого делать и не будет. Черновики открывают глубину только тому, кто уже сам изрядно вошёл в творчество писателя... В этом смысле Дневники защищены от читателя–дилетанта, он там просто ничего не поймёт и не увидит, они ему ничего не дадут, и читать он их не будет. Проблема-то ещё и в том, что даже если читать и тексты Учения, и письма Рерихов (и, прежде всего, письма Е. И.) и не пропускать прочитанное через себя, не пытаться хоть как-то, хоть немного реализовать Учение в своей жизни, то чтение Дневников тем более ничего не даст.

    Тем более, это касается Дневников, на основе которых записывались тексты Учения.

    Может ли быть вред? Можно ли эти тексты использовать во вред? Как писал Ф. М. Достоевский, - из страницы любого текста с несомненной достоверностью можно вывести, что Папа Римский – самый великий грешник на земле. Т. е. было бы желание… И достаточно имеется примеров предвзятых публикаций, тезисы и основные положения которых базируются на бурной фантазии авторов.

    Человеку, идущему по Пути Учения, Дневники могут принести только пользу; человеку, идущему другими Путями, они, наверное, и не нужны, независимо от того, опубликованы они были или нет.

    Не будем забывать, что эзотерические тексты и эзотерические учения попадают в мир только тогда, когда этому приходят сроки. Дневники (изданные) в этом смысле не могли быть «засекречены», поскольку на протяжении десятков лет они были вполне доступны всем желающим в Амхерст-колледже.

    2. Мы полагаем, что на этот вопрос может ответить только сам человек ("мы", в данном случае, - неверная точка отсчёта). Именно поэтому говорить обо всех невозможно. Однако, в чём мы уверены абсолютно, так это в том, что для ищущего человека Врата всегда открыты. Другое дело, что даже ищущий человек не всегда сможет легко к этим Вратам подойти в силу разных причин. Рерихи были очень гармоничными людьми, они смогли в своей жизни соединить искусство, философию и науку. Идущим по их Пути не всегда успешно удаётся сочетать все эти аспекты в себе, кому-то легче идти путём искусства, другим – иными путями.

    3. Культурное сокровище любого народа, в первую очередь, должно находиться под защитой закона. В обществе, где определены значение культурного достояния и меры его охранения, вопрос о «настоящем хозяине» не имеет смысла, поскольку хозяином является каждый человек. В каком-то смысле, споры “хозяев” - показатель уровня общественного сознания, которому предстоит пройти немалый путь развития для того, чтобы понять, каким поистине мировым сокровищем оно хотело бы распоряжаться.

    4. Ответ очевиден - да, и ещё раз ДА! У каждой эпохи развития человечества была своя основная задача. Основной задачей Новой Эпохи является расширения сознания. Для решения такой задачи не только целесообразно, но и необходимо реализовать коллективные проекты. Вопрос лишь в том, на каких принципах будут строиться отношения сотрудников проектов, и какими категориями сотрудники будут мыслить. Мы всегда придерживались платоновского понимания феномена мысли как своеобразного моста между тремя мирами: плотным, тонким и огненным.

    Бурное развитие Интернета в последнее время смогло соединить огромное число последователей Учения во всём мире. Естественно, такая ситуация даёт благодатную почву для совместных «виртуальных» (если можно так выразиться) проектов, в которых нередко участвуют люди, малознакомые или даже совсем не знакомые между собой. И это тоже явление времени, поскольку нужно суметь сориентироваться, принять для себя решение – участвовать в каких-то проектах или не участвовать.

    Относительная лёгкость объявления о новых проектах (но не лёгкость реализации их) накладывает дополнительную ответственность и на их организаторов. Это с одной стороны. С другой стороны, не стоит ожидать, что при объявлении о новом проекте сразу же многие на него откликнутся. И не потому, что проект не интересен и не нужен, - у других людей могут быть другие дела. Да и число участников, по большому счёту, не так важно. Был бы проект хороший.

    Кто выиграет, кто проиграет. Это зависит от проекта. Могут выиграть и участники, и наблюдатели (так сказать, «пассивные» участники). Обычно время показывает, плох какой-то проект или хорош. И выиграли участники или напрасно потратили время.



    * * *



    Татьяна Бойкова, Усов Роман
    Культурно-просветительский центр "Адамант", Ломоносов


    1. Публикация писем Е. Рерих из архива Музея Рериха в Нью-Йорке в середине 1990-х, а затем публикация усеченных дневниковых записей Е. Рерих в издательстве «Сфера», несомненно, явились поворотными в формировании сознания многих и многих тружеников в разных землях России. Сущность человеческого сознания подобна всепроникающей влаге, которую невозможно удержать ни в каком, искусственно созданном, сосуде: сознание есть непрерывный процесс роста или деградации, и именно эту тривиальную аналогию уместно сегодня употребить здесь, говоря об отношении к «засекреченным» публикациям. Консервация «Рериховского» сознания в России к началу 1990-ых была достаточно велика, и дальнейшее окостенение в иллюзиях призрачных авторитетов, в надуманной картине жизни семьи Рерихов, в придуманной кем-то искусственной формуле того, как мыслили Рерихи, — привели бы к взрыву сознания с непрогнозируемыми последствиями. Можно утверждать, что без жизненных картин, ясно пропечатанных на страницах новых для нас публикаций писаний Рерихов, мы постепенно обросли толстой скорлупой непонимания жизненности их подвига, и эволюционность направления, заданного Рерихами в первой половине XX века, была бы нами утеряна.

    Выход в свет книг в издательстве «Сфера», а до этого и в издательстве Международного Центра Рерихов, сопровождался рядом, на наш взгляд, принципиальных упущений, имевших большие последствия. А именно: публикация частями лишь разожгла нездоровый аппетит и создала ауру секретности вокруг дневников Е. И. Рерих; игра на монополии на материальную часть наследия сформировала антагонизм к монополисту, с одной стороны, и ввела его в соперничество с другими развивающимися коллективами, с другой; стремление за быстротой издания не привело, скажем, к его удешевлению за счет снижения качества бумаги или обложки, а парадоксально выразилось в куцем редактировании его содержания, хотя авторские права Амхёрст колледжа отнюдь не мешали издателю сохранить логику издания и авторскую редактуру текста. Эти и ряд других фактов, отраженные во многих выступлениях и баталиях начала 2000-х, послужат, надеемся, всем нам серьезным уроком на будущее.

    Наверное, если бы у Рериховского Движения был талантливый и мудрый руководитель, которого можно гипотетически представить, он бы уследил заметный рост уровня сознания рядовых рериховцев в регионах и уже от него отталкивался в своих выводах относительно того, публиковать или нет какие бы то ни было материалы из рериховских архивов. Мы глубоко убеждены, что избранность в праве доступа к дневникам и прочим записям Рерихов — лишь следствие технической невозможности их опубликовать либо невежественности в представлениях о том, чем руководствовались бы Рерихи в определении сроков публикации. Буддисты начала нашей эры созывали Соборы, где решались подобные вопросы. Сегодня это реальный, но не единственный выход из ситуации, их много, было бы у имеющих на руках наследие Рерихов сознание того, что им лишь доверено донести, и желание донести это Сокровище народу тогда, когда он уже готов. Лично у нас публикации дневников и писем Е. И. Рерих вызвали огромный духовный подъем, прилив сил и вдохновения, мы получили массу ответов на те вопросы, на которые невозможно было бы ответить только на основании канонических книг Учения Живой Этики.

    2. В СМИ все чаще встречаются пожелания о создании полного каталога картин Рерихов. И поскольку искусство этой семьи — это, прежде всего, искусство высокого символа, то каждое полотно Рерихов несет в себе ту замечательную частицу духовного мира, о котором сердце непрестанно тоскует. Но создание подобного каталога, витающее во многих умах, будет лишь количественным этапом обработки информации о картинах. Учитывая необычность живописи и символизм картин Рерихов, в нашем обществе практикуется многоаспектный подход к каждому полотну гениальной семьи: исторический, сравнительный, анатомический, сакральный, цветовой и проч. И все равно нет конца находкам, так же, как и находкам в Учении — полная аналогия. Сказанное больше характерно для живописи Н. Рериха.

    3. Достойное хранение — лишь одно из условий, которые мы бы хотели поставить перед «хозяином картины Рериха». Второе условие — доступность, и не только для исследователей, вооружившихся массой пропусков и денег для уплаты за пересъемку картин, но, прежде всего, для простых граждан страны. Как раз в вопросе доступности требуется личное начало, подвиг личности, посвятившей себя такой идее — донесения искусства Рерихов до народа. Мы убеждены, что картины живут дольше (а Рерихи становятся ближе), когда на них смотрят простые люди, и происходит взаимообмен сердечной энергией между Мирами. Сегодня государство является главным хранителем Рериховского наследия в славянских странах. При пересчёте на мир пропорция с частными владетелями уравновешивается. Уровень сохранности и доступности практически один и тот же, со своими региональными особенностями. Что само собой подразумевает, что решение проблемы приближения искусства Рерихов к массам лежит в какой-то иной плоскости, возможно, человеческой, этической...

    Мы живем в Санкт-Петербурге, городе высокой и синтетической культуры. Здесь родились Рерихи. Наш город по праву может считаться одним из самых богатых по числу картин Н. Рериха. Только в Государственном Русском музее находятся не менее 500 полотен Н. Рериха. Но пальцев на одной руке хватит, чтобы перечислить выставки картин Н. Рериха в Петербурге за последние 10 лет. Да и эти выставки включали в себя всего несколько десятков картин художника. Мы являемся сторонниками государственного владения предметами искусства, но нам прискорбно каждый день понимать, сколько ценнейших Врат в духовный Мир хранятся до лучших времен в запасниках рядом с нами...

    4. В вопросе прозвучало слово «коллективный», как отличие от корпоративного подхода. Первый подразумевает горизонтальные иерархические связи, второй — сугубо вертикальные, с выгодой для меньшинства. Безусловно, принятие энергетической концепции мироздания диктует необходимость коллективизации усилий человечества. Этими высокими утверждениями приходится утешаться нам на протяжении нашей короткой в масштабах истории жизни, которая молча говорит, насколько это трудно — КОЛЛЕКТИВ, не менее трудно, чем переделать себя к лучшему. Нам нужно ещё долго и многому учиться.


    * * *




      Agni-Yoga Top Sites Код ссылки на наш ресурс: www.zovnet.ru