Архив
портала   К У Л Ь Т У Р А

КАРТА САЙТА
Портал "Культура"
"Искание новых путей - самый необходимый вопрос.
При необычности условий будущего
невозможно будет пройти старыми путями..."
Учение Живой Этики
НА ГЛАВНУЮ (меню) Новое на сайте                         

Д  Е  Р  Ж  А  В  А       Р  Е  Р  И  Х  О  В
Учение Живой Этики Исследования Опросы Статьи Мнения ФОРУМ Организации последователей

Проект "Соратники"

СОРАТНИКИ

Защита Наследия
Рерихов
Инициативная группа по спасению части наследия
Семьи Рерихов, находящейся в квартире Ю.Н. Рериха





Из писем Святослава Николаевича Рериха:



С.Н.Рерих – Е.А.Фурцевой (1961)

Дорогая Екатерина Алексеевна,
Получили Вашу телеграмму с Новогодними пожеланиями и порадовались – большое Вам спасибо.

Одновременно с Вашей телеграммой пришло письмо от Ираиды Михайловны Богдановой. Она пишет, что произошли какие-то осложнения с получением причитающейся им со счета брата моего Юрия Николаевича суммы, а также гонораров за его книги и статьи. Им будто бы сказали в Министерстве культуры, что то, что мы с Вами обсуждали и решили, а именно распределение счета и гонораров, причитающихся Юрию Николаевичу, не могло быть и проведено по каким-то причинам. Людмиле и Ираиде Михайловне посоветовали немедленно подать через нотариальную контору заявление на право наследства, что они и сделали, чтобы не пропустить какой-то срок.
Мне не хочется утруждать Вас этими мелочами, и я уверен, что произошла какая-то ошибка. Ведь все эти детали были решены до моего отъезда. Я буду Вам очень благодарен, если бы можно было выяснить это дело.

С.Н. – П.Н.Демичеву (24 апреля 1976)

В свой последний приезд в Советский Союз я имел удовольствие познакомиться с Вами и обсудить ряд вопросов, зафиксированных в оставленной Вам памятной записке. Некоторые из этих вопросов были затронуты очень обще и требуют большей конкретизации. К ним относится и вопрос об имуществе и использовании архивных материалов моего покойного брата, проф. Юрия Николаевича Рериха.

В этих целях, на первый случай, я мог бы предложить Вашему вниманию и обсуждению с Вами следующие мероприятия, проведение которых могло бы быть осуществлено в рамках действующего законодательства:
1. Взять на учет художественные ценности и архивные материалы, а также наше семейное имущество, которое осталось на квартире моего брата после его кончины.
2. Ответственность за сохранность может быть поручена по ведомствам Академии художеств или Академии Наук СССР, чтобы имущество, находящееся на квартире моего покойного брата Юрия Николаевича Рериха, ни в коем случае не могло бы быть распродано или неправильно употреблено Ираидой Богдановой или людьми ее окружения.
3. Использование художественных коллекций и архивных материалов из квартиры моего брата, проф. Ю.Н.Рериха (например, выдача картин на выставки, посещение квартиры экскурсиями и экскурсоводческая работа, публикация архивных материалов и т.п.), должно проходить под контролем компетентных лиц, для чего могла бы быть создана соответствующая комиссия на общественных началах.
Со своей стороны мне хотелось бы видеть в составе такой комиссии достаточно зарекомендовавших себя специалистов в области изучения деятельности и творчества моего отца и брата, как-то: Л.В.Шапошникову (востоковед), А.Н.Зелинского (востоковед), М.Т.Кузьмину (искусствовед), Е.И.Полякову (искусствовед), П.Ф.Беликова (писатель, биограф и автор научных публикаций о Н.К.Рерихе), В.М.Сидорова (писатель, составитель сборника произведений Н.К.Рериха). …
Полагаю, что на первых шагах эти несложные мероприятия безболезненно нормализовали бы положение и предотвратили бы имевшие место нежелательные и обеспокоившие меня случаи дезинформации и распыления фамильных коллекций.

С.Н. – А.Н.Косыгину (22 ноября 1979 г.)

После кончины брата в 1960 году я успел передать его уникальную библиотеку Институту Востоковедения Академии Наук СССР. Остальное имущество, включая архив брата, картины отца и мои, ценные коллекции, собранные нами в экспедициях, остались на бывшей квартире брата (Москва, Ленинский просп., 62/1, кв.35).
По моему ходатайству в Министерство Культуры СССР, на этой квартире в качестве временных хранительниц имущества остались жить наши бывшие домашние хозяйки – сестры Л.М. и И.М. Богдановы. В настоящее время доступ к распоряжению этим имуществом получили посторонние, абсолютно некомпетентные лица, и я фактически оказался отстраненным от участия в его использовании.
Склоняясь всегда к тому, чтобы ценности культурно-общественного назначения находились в музеях, хранилищах или научных учреждениях, я хотел бы надлежащим образом распорядиться культурным наследием, созданным и собранным членами нашей семьи, и был бы чрезвычайно признателен за предоставление мне такой возможности. Для личного участия в этом деле и оформления юридически обоснованной документации я готов по соответствующему приглашению приехать в Москву.
Любое Ваше содействие в положительном решении данного вопроса, который считаю своим сыновним долгом, будет принято мной с особой к Вам благодарностью.

СН – Н.А.Тихонову (11 июня 1981 г.)

Многоуважаемый Николай Алексеевич!
Очень прошу обратить Ваше внимание на то, что около года тому назад мною было выслано письмо на имя Премьера Косыгина, в котором я дал полное изложение всей проблемы, связанной с делом по наследованию ценностей, находящихся на квартире моего брата Юрия Николаевича Рериха, выдающегося ученого-востоковеда, проживавшего в Москве с 1958 по 1960 годы, до его ухода из жизни.
В связи с ненормальным положением, сложившимся за последние годы в мемориальной квартире моего брата, прошу Вашего скорейшего содействия в урегулировании дел, связанных с наследием нашей семьи и использованием во благо ценнейших культурных и научных материалов в целях изучения и просвещения.
Прошу также Вашего содействия благородному начинанию – организации в городе Москве музея моего отца – выдающегося художника-гуманиста, профессора Николая Константиновича Рериха.

СН – П.Ф.Беликову (5 августа 1981 г.)

Посылаю Вам удостоверенную в Консульстве Мадраса доверенность и прошу Вас переслать по адресу. Сохраните фотостат-копию у Вас.

(примечание редакции: речь идет о доверенности на имя адвоката Г.С.Рубежова, защищавшего интересы С.Н.Рериха по делу незаконного использования фамилии Рерих И.М.Богдановой, а также по делу об изъятии наследия Ю.Н.Рериха, незаконно находящегося в частных руках И.М.Богдановой в московской квартире Ю.Н.Рериха)

(14 августа 1981г.)

Насчет «наследия» Раи надо помнить, что она «наследница» Людмилы, а Людмила, насколько я помню, была введена в какое-то «наследство», как мне говорили. Я, конечно, постараюсь подготовить все материалы, и мне, конечно, облегчит знание англ. Языка адвокатом. Это значительно упростит переписку …

(26 августа 1981г.)

Насчет письма Л.И.(Брежневу). Я его еще не послал, так как хотел подумать о некоторых подходах. Ведь мы писали Косыгину, и если наши письма дошли, они должны быть где-то в недрах канцелярии. Хорошо было бы узнать их судьбу …

(примечание редакции: П.Ф.Беликов предложил на рассмотрение С.Н.Рериха проект письма Л.И.Брежневу с просьбой оказать помощь с постановкой наследия Ю.Н.Рериха, находящегося в его московской квартире, на государственный учет.)

С.Н. Рерих – П.Н.Демичеву (министр культуры СССР в 1974-1986гг.)
24 апреля 1976

Глубоко уважаемый и дорогой Петр Нилыч,

В свой последний приезд в Советский Союз я имел удовольствие познакомиться с Вами и обсудить ряд вопросов, зафиксированных в оставленной Вам памятной записке. Некоторые из этих вопросов были затронуты очень обще и требуют большей конкретизации. К ним относится и вопрос об имуществе и использовании архивных материалов моего покойного брата, проф. Юрия Николаевича Рериха.
В 1960 году, по моему указанию, уникальная библиотека брата была передана Институту Востоковедения АН СССР. Остальное имущество, которое мне не хотелось бы дробить, в том числе картины, художественные коллекции, рукописи и другие архивные материалы, до сих пор находятся на бывшей квартире брата, в которой проживает И.М.Богданова. В родственной связи с нашей семьей она не состояла и никакого отношения к научной или творческой деятельности моих родителей и брата не имела. Вместе со своей покойной сестрой она многие годы занималась хозяйством, чем единственно ее связь с членами нашей семьи всегда ограничивалась.
Сейчас я вынужден повторно поднять вопрос об имуществе моего брата и о судьбе его архива потому, что некоторые обстоятельства вызывают у меня недоумение и беспокойство. Перечисляю их коротко:

1. С некоторых пор в советской периодической печати стали появляться публикации, в которых И.М.Богданова называется приемной дочерью моих родителей. От имени «приемной дочери» появились даже целые интервью, весьма некомпетентные по своему содержанию, т.к. И.М.Богданова никогда в курсе деятельности нашей семьи не была и никакого участия в ней не принимала. Вопрос же «удочерения» сестер Богдановых моими родителями вообще никогда не поднимался, и мне непонятно, почему подобная дезинформация получает распространение.
2. За подписью «Богданова-Рерих» в советской печати стали появляться публикации из архивных материалов моего брата. Имела место даже публикация моей статьи, переведенной без моего разрешения с английского языка и выданной за «публикацию И.Богдановой-Рерих», что вообще беспрецедентно и не укладывается ни в какие нормы. Будучи в Москве, я имел встречу с редактором одного издательства и указал ему на недопустимость подписи с незаконным прибавлением имени моего отца, тем не менее, именно в этом издательстве таковая подпись вновь появилась, причем мне сослались на «литературный псевдоним». Мне трудно предположить, что какой-либо ныне живущий художник, ради «псевдонима», позволил бы приписать к своей фамилии – «Репин», писатель – «Пушкин», композитор – «Чайковский» и т.п. Появление таких псевдонимов определенно встретило бы всеобщее возмущение. Поэтому меня весьма огорчила и обеспокоила подобная дискриминация имени моего отца.
3. В последние годы без согласования и разрешения с моей стороны имели место продажи и подарки художественных ценностей, принадлежавших нашей фамилии. На выставках стали появляться картины с этикеткой «из собрания И.Богдановой», с такими же ссылками выходили каталоги. Между тем, И.Богданова никогда никаких коллекций не собирала. Все это создано, собрано и принадлежит сфере творчества и собирательной деятельности членов семьи Николая Константиновича Рериха. Наблюдаемое положение с нашими семейными собраниями вызывает во мне серьезное опасение за целостность и надлежащее использование оставшегося на квартире моего покойного брата имущества.

Я абсолютно не заинтересован в «поисках виновных», введенных в заблуждение неправильной информацией, также как и в репрессивных мерах против И.М.Богдановой, которая в силу своей малограмотности привлекает к себе в ближайшие помощники столь же некомпетентных людей, как и она сама. Однако мне бы хотелось иметь полную уверенность в том, что оставшееся на квартире моего брата имущество будет охранено. Мне представляется также совершенно необходимым пресечь дезинформирующие публикации и выступления со ссылками на удочерение моими родителями И.М.Богдановой, так же как и появление в печати «псевдонима» «И.Богданова-Рерих», который дискриминирует имя моего отца и вводит в заблуждение широкую общественность, с чем мне неоднократно уже приходилось сталкиваться, получая запросы о «степени родства» И.Богдановой с членами нашего семейства.
В этих целях, на первый случай, я мог бы предложить Вашему вниманию и обсуждению с Вами следующие мероприятия, проведение которых могло бы быть осуществлено в рамках действующего законодательства:

1. Взять на учет художественные ценности и архивные материалы, а также наше семейное имущество, которое осталось на квартире моего брата после его кончины.
2. Ответственность за сохранность может быть поручена по ведомствам Академии художеств или Академии Наук СССР, чтобы имущество, находящееся на квартире моего покойного брата Юрия Николаевича Рериха, ни в коем случае не могло бы быть распродано или неправильно употреблено Ираидой Богдановой или людьми ее окружения.
3. Использование художественных коллекций и архивных материалов из квартиры моего брата, проф. Ю.Н.Рериха (например, выдача картин на выставки, посещение квартиры экскурсиями и экскурсоводческая работа, публикация архивных материалов и т.п.), должно проходить под контролем компетентных лиц, для чего могла бы быть создана соответствующая комиссия на общественных началах.
Со своей стороны мне хотелось бы видеть в составе такой комиссии достаточно зарекомендовавших себя специалистов в области изучения деятельности и творчества моего отца и брата, как-то: Л.В.Шапошникову (востоковед), А.Н.Зелинского (востоковед), М.Т.Кузьмину (искусствовед), Е.И.Полякову (искусствовед), П.Ф.Беликова (писатель, биограф и автор научных публикаций о Н.К.Рерихе), В.М.Сидорова (писатель, составитель сборника произведений Н.К.Рериха). Состав и численное количество членов такой комиссии, с учетом предложенных Вами кандидатур, мог бы быть нами окончательно согласован по ходу дела.

Полагаю, что на первых шагах эти несложные мероприятия безболезненно нормализовали бы положение и предотвратили бы имевшие место нежелательные и обеспокоившие меня случаи дезинформации и распыления фамильных коллекций.


С.Н.Рерих - Министру культуры СССР, В.Г. Захарову

Уважаемый товарищ Захаров!

Как я уже ранее сообщал, все имущество моего умершего брата Юрия Николаевича Рериха, которое находилось в момент смерти в его квартире по адресу: СССР, 117296, г. Москва, В-296, Ленинский проспект, д. 62/1, кв. 35, переходит во владение государства и составит экспозицию музея-квартиры моего брата Ю.Н. Рериха.

6 января 1988 г. подпись /Святослав Рерих/

...
Сим я подтверждаю, что ни Людмила ни ее младшая сестра Ираида Богдановы никогда не являлись членами нашей семьи.

6 января 1988 г. подпись / Святослав Рерих /






  Agni-Yoga Top Sites Код ссылки на наш ресурс: www.zovnet.ru