www.zovnet.ru
... ... ... ... ...
Портал
Культура
"Искание новых путей - самый необходимый вопрос. При необычности условий будущего невозможно будет пройти старыми путями..."     Учение Живой Этики
На главную Держава Рерихов Андрей Пузиков - Персональные страницы Форумы Архив портала
Ф О Р У М
Текущее время: 21 сен 2018, 06:51

Часовой пояс: UTC + 3 часа



<<
<<
ч
и
т
а
й
т
е

н
а

п
о
р
т
а
л
е
<<
<<

Правила форума


1. В этом форуме обсуждаются художественные произведения, опубликованные на данном сайте, а также связанные с ними или поднятые ими вопросы.
2. Допускается обсуждение любых вопросов, связанных с искусством. Приветствуется созидательное, жизнеутверждающее направление.
3. Не допускается размещение на форуме произведений искусства, основанных на депрессивной и иной психической патологии, а также гламура, эпатажа и пошлости.

Убедительная просьба познакомиться с ОБЩИМИ ПРАВИЛАМИ УЧАСТИЯ.


Изображение



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 179 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7 ... 12  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Амфитеатр малых литературных форм
СообщениеДобавлено: 04 ноя 2011, 12:40 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 20 апр 2011, 05:35
Сообщений: 955
АНДРЕЙ ПУЗИКОВ
ПРИТЧИ

СТАТУЯ
В одном городе, в самом его центре, на небольшой площади, украшенной аккуратными цветочными клумбами, стояла мраморная статуя. Статуя символизировала весну и была необычайной красоты. Весь город словно ровнялся на эту статую, стараясь соответствовать ее красоте, и весна жила в этом городе даже в зимнюю стужу. Приезжие удивлялись красоте и гармонии города, а старожилы рассказывали, что изваял Статую из мрамора искусный скульптор, давно ушедший в мир иной. Но находились и такие, совсем старые, которые утверждали, что лично были знакомы с искусным скульптором, и помнят, где была его мастерская.

Один молодой человек, ведомый жаждой познания, ежедневно приходил к Статуе и подолгу смотрел на нее, вглядываясь в ее совершенные формы, в надежде понять смысл гармонии изящных линий. Так шел год за годом. К молодому человеку присоединялись новые поклонники Статуи, и со временем для горожан стала привычной картина стоящих неподвижно молодых людей, часами взирающих на Статую.

Однажды к ним подошел заезжий человек и удивленно воскликнул:
- Какая же необычайная сила заключена в этом мраморе! Я много видел статуй из мрамора, был во многих странах и городах, но мрамора такой необычайной силы я еще не видывал!
- Я многие годы пытаюсь постигнуть силу этого мрамора, но тщетно! – ответил один из молодых людей.
- Наверно это какой-то особый мрамор, - добавил другой.
- Возможно, глыба мрамора, из которой сделана статуя, попала в наш мир из иных более совершенных миров? – робко прошептал третий.
- Вот именно! – подхватил громко четвертый, - Именно в этом ее секрет!
Молодые люди оживились, словно какая-то невидимая сила объединила их, и необычное чувство поселилось в их сердцах, чувство близкой разгадки великой тайны.
- Как же повезло этому скульптору, что ему встретилась эта удивительная глыба мрамора из иного более совершенного мира и вдохновила его на создание этой статуи совершенных форм красоты! – снова вступил в разговор приезжий.
- Хотелось бы и мне посмотреть на эту глыбу мрамора, как она выглядела изначально, - задумчиво проговорил первый молодой человек.
- Действительно! Ведь в этом и есть главная Тайна! – воскликнул второй, - Мы изменимся, если увидим всю глыбу, прозреем в тайны красоты и станем такими же искусными скульпторами, как создатель этой Статуи!
- Но зачем же тогда он вырезал эту статую? – робко заметил третий.
- Да разве непонятно?! Ведь все очень просто! – продолжал первый, - Если бы он предложил поставить всю глыбу мрамора на площади города, его бы никто не понял, и не дал бы на это согласия городской совет.
- Но если так благотворно влияет эта Статуя на облик и жизнь города, то даже представить трудно, какая бы благодать опустилась на город, если бы здесь стояла вся глыба мрамора целиком! – развивал идею второй.
- Да, - в голосе третьего появилась тихая грусть, - Как жаль, что мы уже не увидим всей глыбы, всего подарка иных миров, целиком.

Все молодые люди уже разошлись по домам, но первый все стоял и стоял. В его душе поселилось нечто, что не давало ему покоя. Внутреннее жжение нарастало, и вдруг все прояснилось в его голове ясным и четким планом.
Наутро молодой человек быстро шел по улице, ведущей к старенькому, покосившемуся на один бок небольшому дому. Несмотря на свою ветхость, дом был ухоженным и покрыт тянущимися к солнцу цветами. Дверь открыл седой старик, возраст которого явно превышал все привычные рамки старости.
- Только Вы можете мне помочь! – нетерпеливо, прямо с порога начал молодой человек, - Вы когда-то говорили, что помните место, где была мастерская скульптора, изваявшего Статую.
- Помню, - ответил старик, - это на восточной окраине города, там, где сейчас заброшенный пустырь.
- Пустырь, - разочарованно проговорил молодой человек.
- Да, пустырь. Дом был небольшим, деревянным, надстроенным над старинным подвалом, оставшимся от прежнего каменного дома, разрушенного некогда войной. Там, в подвале, и была мастерская. Потом дом сгорел от пожара.
- Подвал, - в голосе молодого человека появилась надежда, - Подвал мог сохраниться!
- Возможно, - продолжил старик, - это место можно разыскать по старому дубу.
Молодой человек разыскал пустырь и старый дуб. А вот и признаки засыпанного землей подвала.

На следующий день уже вся группа молодых людей с энтузиазмом трудилась на раскопках мастерской скульптора. Еще через день пришли посмотреть на раскопки и члены городского совета. Энтузиазм молодых людей зажег и их тлеющие сердца, и они поверили в идею воссоздания чудесной глыбы мрамора и последующее преображение всего города.

Вскоре весь город был в курсе происходящего и все радовались как дети, вести о том, что найдены мешки с осколками срезанного мрамора при изготовлении Статуи. И не было предела ликования, когда один из молодых людей, после долгих поисков, наконец, нашел место на Статуе, откуда был срезан один из кусочков, и куда он идеально подходил.
Так начался долгий труд восстановления глыбы мрамора. К процессу подключились почти все горожане. Землю вблизи бывшей мастерской просеяли через сито, чтобы не упустить ни одной крошки мрамора. Затем, самые зоркие и способные подбирали осколки, находя им место, то место, откуда они были когда-то срезаны искусным резцом мастера.
Совершенные линии статуи постепенно исчезали под наклеенными кусочками мрамора, а первоначальные очертания глыбы все четче и четче вырисовывались. Весь город радовался и ликовал, и никто не заметил, что в этой суете, затоптаны клумбы с цветами на площади, что засохли во дворах деревья, забытые и не политые, и раскачивает ветер пустые горшки на балконах, в которых когда-то цвели цветы, но до которых теперь никому не было дела.

Прошло много лет. Уже давно нет в живых тех молодых людей, что когда-то стояли часами у Статуи, пытаясь постичь тайну ее красоты. В сером пыльном городе на серой площади ветер гоняет пыль вокруг большой глыбы мрамора, стоящей на пьедестале. Старики рассказывают, что в этой глыбе спрятана неземная красота, но увидеть ее простым смертным невозможно. Молодежь не верит старикам, но иногда некоторые останавливаются и подолгу смотрят на серую, пыльную глыбу мрамора. Одному из них даже приснился сон, что из глыбы вышла прекрасная девушка-Весна, и все вокруг зацвело неземной красотой. Его сочли сумасшедшим, и он куда-то пропал. Поговаривают, что его видели на окраине города, за пустырем, где он якобы поселился в старом сарае у старого дуба. Иногда запоздавшие прохожие видят там свет и слышат странный стук молоточка.

ПТИЦА СВА

В беспредельных просторах Вечности, из миров высоких, летела птица Сва. Летела лучом светлым, летела светом ярким, уронила перо дивное. Упало перо в туман утренний, заиграло капельками серебряными, забил родник хрустальный.

В одном лесу речка текла воды дивной. Чистой радугой разбегались струи быстрые, Отражали солнышко воды прозрачные, отражали солнышко, да удивительно, словно лик играл в воде амарантовый, кругом ярким по каемочке, а внутри еще круги проглядывали, словно три брата за руки держатся. Приходили звери лесные той водицы глоточек сделать, жались травы малые к бережочку поближе, а деревья высокие низко ветки склоняли да к живой воде тянулися. Вырастали на тех ветках плоды удивительные, плоды удивительные – животворящие.
И было среди тех деревьев одно дерево, не высокое, не низкое, ничем от других не отличающееся, да только не росли плоды на ветках его животворящие, а росли плоды мертвые. И старалось дерево ветки свои в воду поглубже опустить, да не помогало это.
Все глубже и глубже дерево ветки в воду опускало, пока до дна достало. До дна достало, да корни пустило.
Ветки бесплодные со дна прорастали, со дна прорастали да возгордилися. Возгордилися, да порешили: куда хотим туда поток и направим, а если кому не нравится, тому и перегородим вовсе, и без водицы живой он останется.
Мимо плавали пескари малые, светлу солнышку радовалися, в водице хрустальной плескалися. Увидали пескари, что ветки бесплодные, со дна проросшие, поток хрустальный перегораживать начали. Удивились пескари, да по младости, да по неопытности, уважением к тому Дереву прониклися. Видать важно Древо то, да у бога в товарищах, коль потоком позволено ему править властью собственной.
Ветки стали те пескарями командовать, заставлять их ил в запруды натаскивать.
Распухло Дерево от гордости наростами корявыми, к земле пригнулося, корнями и ветками до другого берега реки почти дотянулося.
Пескари по младости своей поверили, что сила потока живительная из корней того Древа исходит, а всякая вода в обход запруды той протекшая, вред несет, да забирает силы жизненные. И проплывали мимо рыбы свободные, проплывали да над пескарями смеялися, над пескарями смеялися, да запруду портили.
Разозлилось Дерево на рыб свободных, отомстить удумало. Вот лишу я их отраженья солнечного, что в воде играет ликом амарантовым, кругом ярким по каемочке, с тремя братьями во середочке, что крепко за руки держатся. Обратилось Дерево к ракам подводным тем, что задом пятятся, да в норах прячутся. В норах прячутся от света белого под корнями Дерева черного. И поверили раки Дереву, что ему лишь одному, уродливому и корявому, принадлежит то отраженье солнечное, что в воде играет ликом амарантовым, кругом ярким по каемочке, с тремя братьями во середочке, что крепко за руки держатся. Стали раки воду мутить там, где рыбы свободные плещутся, чтобы не было им отраженья солнечного. Пескари малые в стайки сбивалися, на рыб свободных озлоблялися, ракам помочь пыталися.
Но бежал поток своею дорогою, промывал ту муть, струями хрустальными, в запруде протоки проделывал, размывал светлой радугой дело Дерева черное.

Пролетала птица Сва над потоком, пролетала над запрудою. Улыбалась коряге черной, наростами разросшейся. Наростами разросшейся, поперек потока лежащей. Улыбалась стайкам пескарей малых, к коряге жавшихся. Улыбалась рыбам свободным, запруду расчищающим. Улыбалась ракам, от света белого под корягой прячущимся. И играло отраженье солнечное, тысячами ликов амарантовых, что кругом ярким по каемочке, с тремя братьями во середочке, что крепко за руки держатся.
И роняла птица Сва перышки. Роняла перышки дивные в туман утренний. И где упало перышко бил родник серебряный. Бил родник серебряный, наполнял поток хрустальный. Наполнял поток хрустальный, по земле струящийся. По земле струящийся, всякому жизнь дающий. Всякому жизнь дающий, солнце яркое отражающий. Солнце яркое отражающий ликом амарантовым. Ликом амарантовым с кругом ярким по каемочке, с тремя братьями во середочке, что крепко за руки держатся.

ДУША И ВЕЧНОСТЬ

Безлунная ночь светилась тысячами ярких звезд. Душа, освободившись от спящего тела, вылетела в окно и присела на самом краешке крыши. Она долго любовалась звездами, растворяясь в их свете, и ей было так спокойно, как никогда. Вдруг ей показалось, что она слышит очень тонкое красивое пение. Звуки мягко лились отовсюду и, пронизывая ее насквозь, наполняли удивительным чувством красоты и гармонии.
- Кто же это поет? – тихо прошептала Душа.
- Это я, сама Вечность, - прозвучал ответ, то ли где-то совсем рядом, то ли где-то очень и очень далеко.
- Вечность? – удивленно воскликнула Душа. – Это так интересно! И где ты научилась так петь?
Вместо ответа Вечность улыбнулась, и Душа увидела эту улыбку в ярком блеске звезд.
- Вечность, - задумчиво проговорила душа, и громко добавила, - Я тоже хочу быть вечной!
- Чтобы быть вечной, надо состоять из того, что вечно, - ответила ей Вечность. – А ты задумывалась о том, из чего ты состоишь?
Душа растерялась. Она никогда не задумывалась о том, из чего она состоит. Она была такой как была и сама себе такой нравилась.
- Что для тебя дорого? – помогла растерявшейся Душе Вечность.
- Дорого, - задумчиво произнесла Душа, и перед ее глазами пронеслись воспоминания.
Яркое солнце, какое бывает только в детстве, полевые цветы на лужайке и мамины руки…; воробей со сломанным крылом, которого удалось отбить у соседских мальчишек…; первая любовь с ее светлой грустью неразделенного чувства…; первый поцелуй…; первая победа и торжество над побежденным врагом…; наконец, победа над самой собой и ровное спокойное чувство своего достоинства…
Перед глазами Души проносились плоды ее труда, вызывая чувство легкой и радостной гордости.
- Воспоминания, - улыбнулась Вечность, - Приятный багаж, но он не годится для путешествия в Вечность.
- Разве, - снова растерялась душа. – Но без этого, разве я буду я?
Вечность продолжала улыбаться и молчала.
- Хорошо, - слегка озадаченно произнесла Душа. – Я не такая уж и глупая, и понимаю, что багаж воспоминаний нельзя вечно накапливать, и от него придется освобождаться, но у меня есть мои принципы, разве не должна я их сохранять в Вечности?
- Принципы?! – Вечность продолжала улыбаться, но Душе показалось, что она слегка нахмурилась. – Принципы, это правильно, нельзя нарушать принципы, но…, - Вечность сделала паузу. – Что есть принципы? Формальная одежда из слов для ускользающего смысла? Островки твердой суши среди бушующего океана иллюзий, которые смоет любая шальная волна перемен? Иллюзия победы над иллюзией!
- Но…, - попыталась ей возразить Душа, и осеклась, понимая, что с Вечностью не спорят.
- Тогда я не хочу быть Вечной! - обиженно воскликнула она.
Душа еще долго сидела на краешки крыши под яркими звездами. Вдруг она заметила, как по небу пронеслась яркая звездочка и погасла. Погас и оставленный ею длинный яркий след. Через минуту пронеслась вторая звезда и так же погасла. Потом звезды стали падать все чаще и чаще, превратив небо в целый фейерверк сверкающих и гаснущих нитей.
- Вот и звезды не вечны, - подумала душа, и ей стало немного спокойнее, - Не одна я такая, не вечная.
На следующую ночь Душа снова сидела на том же месте и любовалась звездами. Думать о Вечности ей не хотелось. Она перебирала свои воспоминания, радуясь тому, что не предавала своих принципов, и была вполне довольна собой.

Однажды Душа оказалась на свободе днем. Ее тело уснуло в кресле, после тяжелой работы. Душа выпорхнула на привычное место, на краешке крыши. Светило яркое солнце и звезд совсем не было видно на ярком голубом небе.
- Я их не вижу, но они все равно есть, - думала о звездах душа.
- Но что же меня к ним так тянет? – неожиданно задала себе она вопрос.
- Тянет и все! …
-Постой! - скомандовала она сама себе, - Разве я буду я, без этой тяги к звездам?!
- К их свету, - мягко поправил ее кто-то.
Душа вздрогнула и оглянулась. Вокруг не было никого, только яркий свет, отражаясь и переотражаясь, рисовал удивительную картину мира, мира ее бытия. Вот лучи скользят по крыше дома, и она отливает приятным теплом. Вот свет играет на листьях деревьев, превращая их в изумрудное кружево живого ковра. Вот засветились радугой прозрачные крылья мотылька…
- Да к свету, - согласилась с непонятно кем Душа. – Звезды падают, а свет вечен, и вечна его игра, его музыка.
- Его му-зы-ка…, - протяжно проговорила еще раз Душа, стараясь вслушаться в смысл своих слов, и снова услышала тонкое красивое пение, как тогда, когда она говорила с Вечностью.
- Вот мы и снова встретились! - услышала она голос Вечности.
- Здравствуй, но…, погоди! – неожиданно для самой себя воскликнула Душа, - Разве я смогла бы говорить с тобой и слышать твое пение, если бы во мне не было ничего вечного?!
- Ты делаешь успехи, - прозвучал мягкий голос Вечности, словно матери, радующейся первым шагам ребенка. – Придет время, и ты научишься летать дальше самых дальних звезд, выше самых высоких принципов, сквозь самые тонкие иллюзии, и сама Истина соткет тебе крылья света!


Вернуться наверх
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Амфитеатр малых литературных форм
СообщениеДобавлено: 07 ноя 2011, 10:14 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 20 апр 2011, 05:35
Сообщений: 955
МАКСИМ ГОРЬКИЙ

ПЕСНЯ О БУРЕВЕСТНИКЕ




Над седой равниной моря ветер тучи собирает. Между тучами и морем гордо реет Буревестник, черной молнии подобный.

То крылом волны касаясь, то стрелой взмывая к тучам, он кричит и — тучи слышат радость в смелом крике птицы.

В этом крике — жажда бури! Силу гнева, пламя страсти и уверенность в победе слышат тучи в этом крике.

Чайки стонут перед бурей, — стонут, мечутся над морем и на дно его готовы спрятать ужас свой пред бурей.

И гагары тоже стонут, — им, гагарам, недоступно наслажденье битвой жизни: гром ударов их пугает.

Глупый пингвин робко прячет тело жирное в утесах... Только гордый Буревестник реет смело и свободно над седым от пены морем!

Все мрачней и ниже тучи опускаются над морем, и поют, и рвутся волны к высоте навстречу грому.

Гром грохочет. В пене гнева стонут волны, с ветром споря. Вот охватывает ветер стаи волн объятьем крепким и бросает их с размаху в дикой злобе на утесы, разбивая в пыль и брызги изумрудные громады.

Буревестник с криком реет, черной молнии подобный, как стрела пронзает тучи, пену волн крылом срывает. Вот он носится, как демон, — гордый, черный демон бури, — и смеется, и рыдает... Он над тучами смеется, он от радости рыдает!

В гневе грома, — чуткий демон, — он давно усталость слышит, он уверен, что не скроют тучи солнца, — нет, не скроют!

Ветер воет... Гром грохочет...

Синим пламенем пылают стаи туч над бездной моря. Море ловит стрелы молний и в своей пучине гасит. Точно огненные змеи, вьются в море, исчезая, отраженья этих молний.

— Буря! Скоро грянет буря!

Это смелый Буревестник гордо реет между молний над ревущим гневно морем, то кричит пророк победы:

— Пусть сильнее грянет буря!..


Вернуться наверх
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Амфитеатр малых литературных форм
СообщениеДобавлено: 10 ноя 2011, 18:59 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 20 апр 2011, 05:35
Сообщений: 955
СЕРГЕЙ ЁЖИКОВ
ВАРИАЦИИ НА ТЕМУ БЫТИЯ
Приходит весна и старый лёд трещит. Река, которая ещё недавно была как широкая автострада, по которой хоть на санях, хоть на машинах - становится хрупкой и вот-вот вся эта армада поплывёт... Так и наш мир. Наш плотный мир становится хрупким и иллюзорным. И у людей всё ещё есть надежда, что новая весна жизни - это не всерьёз, что река ещё долго будет автострадой, но... кризисы и катаклизмы на планете - как полыньи и проталины неумолимо напоминают и в очередной раз говорят о хрупкости созданного природой мира. Всё в этом лучшем из миров преходяще...

И кто-то готовит лодку, а кто-то наращивает ледяной покров и говорит, что уж кто-кто, а они-то точно продержатся и ничто не сможет поколебать основы их мира... Да-да, конечно...

И, глядя на сегодняшнюю картину, когда снега так много, что он присутствеет везде, в каждой щели и каждом закоулке, на крышах и на полях, в лесу и в оврагах, на деревьях и даже за шиворот залетает... не хочется верить, что это вот масса раз - и поплывёт. Поэтому заботиться сейчас о лодках - очень даже многим кажется глупым делом. Коньки и лыжи, санки и дровни - вот транспорт, годный для снега. Вот в чём песня дорог при морозах!

Но погодите, мороз - морозом, но лёд-то всё равно растает! Снег - его природа такая - сойдёт и все заговорят о лодке. Для кого-то это станет неожиданностью, для кого-то полным крахом, но будут и те, кто будет готов и станет даже зайцам помогать, снимать их за уши и укладывать в лодку на весенних разливах... Каждый мазай хорош в своё время.

Вот и Россия наша. Всё вроде бы в ней хорошо: и нефти, и газа - навалом и россыпью. И Северный тебе поток, и Южный, и с Сахалина, и с Уренгоя, а тут ещё и в Арктике открыли новые месторождения газа, нефти... Россия со своими баррелями - сейчас просто как Крез в негритянском квартале, как космонавт среди кучеров и извозчиков. И в своей самоуверенности она в самом жарком регионе готовит зимнюю Олимпиаду, зовёт всех к себе на Чемпионат мира по футболу... Чем не нувориш? Пирует Рассея! Чумы нет и не видать в ближайшей перспективе! Но... нет-нет, да раздастся хруст ледяного покрова. Нет-нет, да падёт какая-нибудь скотина в полынью. Да и Солнце светит как-то уже не по-январски. Цыган уже шубу продал... И греки что-то ни с того ни с сего всю Европу за одно место держат, и Италия решает жить не под приглядом Берлускони... Что-то в мире меняется. Хотя всё по-прежнему стоит незыблемо и твёрдо как... как лёд на реке. Да и дед Мазай - зачем-то огонь развёл, почему-то лодку смолить собрался. Не знаете почему?
* * *
Великий Путник часто спрашивал встречных что знают они о Боге?

Я представляю Его, сидящего у костра где-нибудь на переправе, рядом с такими же, как и он, ждущих паром или лодочника. Над их головами восточное небо, звёзды... Кто-то закончил пить чай, кто-то перекладывать поклажу, люди собираются в круг, желая поговорить и обсудить новости. Обычно в таких беседах узнаётся много полезного и важного. И тогда Он, с лёгкой улыбкой и распахнутыми как восточное небо глазами, обращается к ним:
- Что знаете, о путники, о Боге?
И после этого вопроса уходят на какой-то задний план вопрос о ценах на верблюды, о травах и болезнях и даже на время забывается молва о военных набегах какого-то шейха. Люди задумываются о самом важном - о Боге, потому что все мы под Богом ходим, а знаем о нём так мало: не греши, не копи злобу, помни заветы... А что ещё? Как приходит воздаяние к нам за грехи наши, вечна ли душа наша, а также как эти звёзды, столь далёкие и малые могут вершить наши судьбы?

Голова погонщика устала от дневного беспощадного зноя, он хочет отдыха, но ему никак не уйти от мыслей, которые никак не хотят покинуть его голову, ведь даже во сне он размышляет - как добыть достаток для себя и для всей своей семьи? А сейчас Путник заставил его задуматься о другом, о явлениях, которые не несут ему, как те привычные и повседневные, боль отчаяния, более того, дарят ему умиротворенность и даже ощущение защищённости. А это Путник, что сидит напротив него столь прост и добр, что хочется ответить ему тем же, оказать Ему знак внимания...
- О Господи, мы всю жизнь, ходим под Твоим Оком, бороздим из конца в конец эти пустыни многие годы, и говорят нам, что ты всегда рядом, ты даже, говорят, живёшь внутри нас , но как познать Тебя, как ощутить твоё присутствие и тем самым почувствовать, что мы на верном пути? Где Твой перст указующий?
И отвечал ему Путник:
- А как ты узнаешь своего сына среди огромной гурьбы детей?
- Да как же мне не узнать его, если я его вынянчил вот этими руками, как же мне не узнать его, если я его выходил в болезнях и сколько тепла моего вложены в его пока ещё слабые плечи?
- Да, ты знаешь Его, ты чувствуешь Его в себе, так почему же ты думаешь, что у Бога будет что-то по-другому? Не так как у тебя? Ведь всё что наверху, у Бога, - то и внизу, у нас, отражается. И не созданы ли мы по образу и подобию Его? Вот, положим, ты не ударил своего соседа в гневе - значит не дал в себе пробудиться бесу, а если из любви и сострадания поможешь ближнему, то почему же тогда это не проявление Бога в тебе?

Тихо посапывают в стороне усталые собаки, вьётся почти невидный в темноте дымок, потрескивает костёр, а люди говорят о Боге! И вся пустыня внемлет Богу.
* * *
Когда он шёл с работы, вся ребятня сбегалась к нему с криками:

- Дядя Саша, дядя Саша!!!

Он подхватывал малышню и подбрасывал их в верх. Всех по очереди. Они облепляли его, повиснув на нём – и он в таком вот окружении шёл с ними до самого подъезда.

- Ему тяжело будет жить с таким характером! Для него весь мир будет казаться добрым, все люди хорошими, но это же не так! И его станут обманывать, пользоваться его добротой…

- Ну почему же несчастный? Ты что-то по-женски сгущаешь краски.

- Как почему? Ничуть не сгущаю. Всё правильно, мир надо оценивать реально, без иллюзий и искажений. Это же можно потом так ожечься, если искренне довериться человеку, а он обманет или предаст тебя.

Мы рассуждали о моём младшем брате.

- Ну и пусть считает мир лучше, чище и выше – это его талант?

- Талант?

- Да, талант. Сама посуди, приходит он в общество, ну, на новую работу, в новый коллектив, улыбчивый, радостный, всех считает классными ребятами, новыми друзьями. И ему в таком мире будет комфортно, он с улыбкой и распахнутой душой – и мир к нему с улыбкой. Это – талант, так радоваться всему, так просто нести в себе доброе. Заметь, люди чаще всего стремятся защищать всё хорошее.

- Но мир – он же не такой!

- О, он ещё понабивает шишек самого разного размера – об этом не беспокойся, но доброе-то в нём, доброе-то с ним. Да и сама посуди – счастье-то какое – видеть мир в радужном свете! Сохранить бы ему на всю жизнь это своё отношение к тому, в чём будет жить и дальше.

Этому диалогу уже много лет. И мой брат остался прежним. Чуть более грустным, но прежним. Его улыбка или его смех завораживают до сих пор.

И вот, много лет спустя, я всё продолжаю думать: а каков он – наш мир? Циничная сволочь или же гуманное общество? Да всякий, по-разному бывает. А теперь-то, когда границы открылись и информация о народах – вуаля, смотри, да рассматривай – что думать? Кто мы – люди, человеки? Каков он, мир человека, в чём его нравственная сущность? Что дорого нам и высоко ценимо, а что отвратно нам и от чего мы ждём избавления?

Всего много – это безусловно. Человечество слишком велико, есть в нём и великое, и низкое. И каждый из нас – есть отражение чистого и высокого, но и грешного тоже в нас есть. И оно борется в нас. И внешние условия – очень часто способствуют колебанию наших внутренних весов.

И человечество пока ещё ищет решения как способствовать нашим высшим устремлениям. И пока ограничивается не этикой, а юридическими нормами: «Что не запрещено - разрешено». Но думаю, что не далёк тот день, когда станет ясно, что кроме технической экологии, есть и нравственная, а Этика – это не просто этикет, а среда нашего обитания. Вроде бы просто… Но пока не понято.


Вернуться наверх
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Амфитеатр малых литературных форм
СообщениеДобавлено: 11 ноя 2011, 13:33 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 20 апр 2011, 05:35
Сообщений: 955
ВАДИМ ГУКАЛО
П Р И Т Ч И

ГОРЫ РАВНОДУШИЯ И ПИК СОСТРАДАНИЯ
На земле есть горы Равнодушия. Они все покрыты непроходимыми лесами эгоизма. В горах Равнодушия есть долины Бессердечия и ущелья Злости, Зависти и Корысти. В горах Равнодушия текут реки Клеветы и Обмана, которые сливаются в большую реку Лжи.
Бойтесь попасть в горы Равнодушия! Там живут разные маленькие люди. Они могут быть сегодня добрыми, а завтра злыми. Маленькие люди не любят работать, поэтому там много спекулянтов, лентяев, нищих бездомных и безработных. Они любят пить мертвую воду Лжи, Клеветы и Обмана. Они любят есть мясо животных, убитых в ущельях Злости, Зависти и Корысти. В Горах Равнодушия много воров, мошенников и разбойников. И там нет никому никакого дела, если вдруг на Вас нападут, изобьют и ограбят. Никто не поможет, если, не дай Бог, что-нибудь случится там и Вам потребуется помощь. Зовите или не зовите, все равно маленькие люди в горах Равнодушия пройдут мимо Вас. Они безразличны к чужой боли, страданиям и проблемам.
За горами Равнодушия высится красивый и белоснежный пик Сострадания. Он покрыт ледниками Спокойствия, Мужества и Благородства. А из них вытекают ручьи с кристально чистой, живой водой Истины. Если немного пожить там и попить эту воду, то Вы постепенно исцелитесь от всех болезней души и тела. И уверяю Вас, что Вы никогда не пожалеете и не забудете, что побывали даже у подножия пика Сострадания! Вы не забудете вкус кристально чистой воды! Вы будете всегда помнить шум ручьев и водопадов, запах горных цветов и красоту пика Сострадания – горы Белуха на Алтае!
9 октября 2011

ВИЗА В СТРАНУ КРАСОТЫ
Эту страну не найдешь на карте, но все знают о ней или неосознанно тянутся к ней. Страна Красоты! А как попасть туда? Только немногим люди известно, что у страны Красоты есть свое посольство, которое выдает визы. Оказывается, в нашем городе есть посольство Красоты!
Вот я решил, что хотя бы недолго побываю в стране Красоты. Я зашел в посольство. Там все сияет, блестит чистотой, цветы благоухают, звучит гармоничная музыка. Мне выдали анкету, и я пришел домой и стал ее заполнять.
Первый вопрос в анкете был такой: Как Вы считаете, что красивого есть в Вашей жизни?
Я стал перечислять: Квартира, обстановка, машина, дача, обувь, одежда, занятия спортом.
Второй вопрос : Назовите Ваши самые красивые мысли, мечты и надежды. Назовите Ваши самые сильные, светлые чувства? Назовите Ваши красивые дела и поступки?
Хорошо, что я всю жизнь веду дневники. Мне пришлось найти их и перечитать свои старые дневники, которые я вел всю свою жизнь. Я стал заполнять анкету. Хороших, красивых мыслей, мечты , надежды и планы у меня оказалось довольно много. Сильных и светлых чувств было очень мало, также как красивых дел и поступков.
Когда я пришел в посольство Красоты и отдал свою анкету, то мне ее вскоре вернули с надписью: Красотой чувств и действий наполните жизнь, красотой человеческих отношений! Что может быть прекрасней этого!
4 октября 2011


ЖИЗНЬ СВЕЧИ
Жаль мне тебя. Короток твой век – сказала незажженная свеча своей горящей подруге – Ты скоро сгоришь, и тебя больше не станет. Бедняжка! Я намного счастливее тебя. Я проживу долгую и спокойную жизнь. Много нового увижу. А ты сгоришь и ничего не увидишь!
Горящая свеча отвечала: Я сгораю, потому что я люблю Бога и людей! И не надо меня жалеть, лучше пожалей себя, свою тусклую, серую, пустую и безрадостную жизнь! Моя жизнь наполнена светом, любовью и состраданием. Мое тепло и свет так нужны людям. Я чувствую, что добро и польза, которую я приношу, очень нужны людям! Я погасну, но от моего огня обязательно зажгут другую свечу! А ты сохранишь себя, но зачем тебе такая жизнь, в которой нет радости горения? Ведь наше предназначение – гореть! Мы должны исполнить свой долг перед Богом и людьми, а не лежать на боку без пользы!
Ничего не ответила ей незажженная свеча. « Ну, что ж! Лучше я посмотрю, как она сгорит, заодно и погреюсь от ее тепла»
Зажженная свеча догорала. Она ярко и красиво освещала все вокруг. И люди заметили это. Они стали зажигать свои свечи от ее огня. Одна, две, три… Вскоре десятки, сотни и тысячи свечей запылали вокруг уже погасшей свечи. Все озарилось светом и теплом. Незажженная свеча так и не откликнулась на огненный призыв. От тепла тысяч свечей она растаяла и превратилась в небольшую лужу воска.
Так закончили жизнь две свечи.


ЯЗЫК МОЙ – ВРАГ МОЙ.
Мой язык совсем от меня отбился и не подчиняется.
Я хочу сказать что-то умное, а он глупую ерунду мелет и трещит без толку часами, переливая из пустого в порожнее. Я никого не хочу обидеть, а он говорит то, что ум прейдет, совсем не думает о последствиях, делает больно людям. Я не хочу ни перед кем унижаться, а он начинает льстить, лицемерить и противно угождать кому-то. То вдруг он становится как острый меч, режет правду-матку и ни своих, ни чужих не жалеет. Неприятную правду говорит, которая глаза колет, ранит и сильно людей обижает. В общем, язык мне много вреда приносит. Язык мой – враг мой!
И решил я с ним бороться и управлять им!
А как? Не знаю. Обратился за советом к сердцу. Я к его голосу стараюсь прислушиваться. Сердце всегда знает, что надо делать! Оно никогда меня не подводило и не подведет!
Вот сердце мне и говорит: « Слова фильтруй! Возьми у меня фильтры! »
Все знают, что сердце – мотор, в котором искра Божия, а вот про фильтры забывают. А сердце не может хорошо работать без фильтров!
Первый главный фильтр – «Молчание» и стал пробовать его применять. Хорошо действует! Против пустословия, болтовни и пересудов, против осуждения, раздражения, зависти и злости.
Второй фильтр – « Польза» - «Не навреди»
Третий фильтр - « Правда» - «Не лги!»
Четвертый фильтр – « Доброта и Любовь »
И теперь если я хочу сказать слово и оно не проходит через сердечные фильтры: «Польза, Правда, Доброта и Любовь», то я использую главный фильтр сердца – «Молчание»
7 сентября 2011 15:10


Вернуться наверх
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Амфитеатр малых литературных форм
СообщениеДобавлено: 11 ноя 2011, 13:38 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 20 апр 2011, 05:35
Сообщений: 955
СИМЕОН АФОНСКИЙ

ОЧИЩЕНИЕ СЕРДЦА

Жило-было железо, и начало оно ржаветь. Точит его ржавчина и точит — хоть помирай. И так захотелось железу избавиться от ржавчины, что начало оно просить Бога: «Боже, спаси меня от ржавчины!» А рядом с железом лежал напильник. Услышал он как железо умоляет Бога спасти его от ржавчины, и предложил железу свою помощь. «Ну уж только не ты! - воскликнуло железо. - Ты такой грубый и жестокий! Бог пошлет мне кого-нибудь другого, какую-нибудь мягкую пасту или бархатную тряпочку!» В это время проходил мимо рабочий, увидел, что по железу пошла ржавчина, взял в руки напильник и начал им очищать ржавчину с железа. «Только не напильником, только не напильником!» - застонало железо. А рабочий услышал, как железо заскрипело, и говорит: «Вот, как раз подходящий напильник для этой ржавчины, ничем другим ее и не возьмешь!»
***
Сказал старый монах: «Очищение сердца — это всегда отречение от самого себя с великой болью».


Вернуться наверх
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Амфитеатр малых литературных форм
СообщениеДобавлено: 15 ноя 2011, 23:03 
Не в сети

Зарегистрирован: 30 сен 2011, 23:12
Сообщений: 27
НИКОЛАЙ РЕРИХ
( вольная подборка мыслей о творчестве)

Мысля о творчестве, надо признать наибольшее, наисветлейшее и наисвязующее.

Субстанция есть чувство. Также и творчество есть выражение сердечной энергии. Как прекрасно, когда эта могущественная энергия осознана, воспитана и приведена в действие. Сколько неосознанных и непримененных возможностей расплескивается в бездну хаоса. Не часто люди отдают себе отчет, что творчество выражается не только в механических проявлениях, но гораздо больше, могущественное вечное мысленно изливается во благо мира. Стрелы благие и прекрасные часто понимаются лишь как какой-то древний символ! О значении и мощи мысли начали думать так недавно! О сердце и излучениях наука лишь начинает мыслить!

«Дети, любите друг друга», – так заповедуют Высшие и Лучшие. Для любви надо открыть и воспитать сердце. Но где же доступ, кроме ключа Прекрасного? Духовность, религиозность, подвиг, героизм, доброжелательство, мужество.
«Дети, любите друг друга», – так заповедуют Высшие и Лучшие. Для любви надо открыть и воспитать сердце. Но где же доступ, кроме ключа Прекрасного? Духовность, религиозность, подвиг, героизм, доброжелательство, мужество, терпение и все прочие огни сердца – разве не расцветают они в Саду Прекрасном?

Не для слез и отчаяния, но для радости духа созданы красоты Вселенские. Но радость должна быть осознана, а без языка сердца где же раскинет радость светоносный шатер свой? Где же, как не в сердце, твердыня радости?

Осознавший область сердца неминуемо пристает к берегам творчества. Как бы этот путник духа ни выражал свое творительство, оно будет в основе своей тем же единым самоцветным камнем, о котором поют все лучшие сказания человеческие. Благочестивый мейстерзингер Вольфрам фон Эшенбах поет о том же драгоценном камне, о котором говорит и незапамятная мудрость Дао.

Ведь неизбежно нужно где-то и как-то встретиться! Ведь когда-то нужно покинуть звериные привычки. Ведь сердце-то тоскует по Храму Прекрасному, по Иерусалиму Небесному, по Светлому Китежу и по всем горним Обителям Духа.

Каждое отвращение от Прекрасного, от Культуры приносит разрушение и разложение. Наоборот, каждое обращение к культурному строительству создавало все блестящие эпохи ренессанса.

«Повторять об одном и том же мне не тягостно, а для вас полезно», – пишет Апостол Павел. И звучит эта черта знания духа человеческого не как гробовой укор, но как улыбка мудрости. Именно, до рисунка на мозгу нужно твердить о насущности Культуры. Нужно твердить во всех возрастах, во всех положениях, во всех народах.

_________________
да, и . . будущее наше (Ваше) ПРЕКРАСНО и ОНО ЕСТЬ ! !


Вернуться наверх
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Амфитеатр малых литературных форм
СообщениеДобавлено: 21 ноя 2011, 03:50 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 20 апр 2011, 05:35
Сообщений: 955
ПОЛИНА ИВАНУШКИНА

ПЛАЧ
Женщина с ребёнком

«Сварен суп, пора делить приварок,
Падает как саван белый снег.
На скамейке возле иномарок
Умирает русский человек».
“…Женщина с дочерью – всего два образа из многоликой и многочисленной России. Да и сама женщина кто она? Русская, советская, а может она сама и есть вся наша Русь. Выставили её из теплого родного дома, и плетется она по грязной, темной дороге безропотно, молча. Лицо её отрешенное и усталое. Блузка темная, темно-серая. Пуговица оборвалась возле ворота и шея бы оголилась, но воротнику не позволяет расстегнуться заколка украшения. Её украшение не красивая брошь, а обыкновенная огромная булавка. Такие булавки в народе называют цыганской.

Да и сама Россия, не уподобилась ли кочевому бездомному народу – цыганам? Вот и поверх блузки накинула женщина платок. Это тебе не городской романс про темно-вишневую шаль. Платок в отличие от шали и тонок, и невзрачного темно-бурого цвета.

Мать положила безвольные руки на плечи девочки и идет, куда глаза глядят. Среди мрака и темноты самое светлое пятно не пьяное окно кабака, каким бы оно ярким не казалось, а лицо ребенка. Дети – наше светлое будущее. Девочка судорожно сжимает в руках хлеб – основу жизни.

Да пока ещё ей очень плохо, но она представительница новой России. В дерзком взгляде девочки светится и надежда и уверенность…”

* * *
Вера мамы

Мама Данилы - большой начальник, папа - тоже. Приличная семья. А у Данилы -горбик и умственная отсталость. Поэтому он растет в семье Веры Дробинской.
ОНА забирает домой детей из интерната для инвалидов. Тех, от кого отказываются приличные астраханские семьи.
"У него же нет мозга!" - сказала мама Данилы Вере. Вера -врач-педиатр, скромненькие туфли, растрепанные волосы с проседью, возраст - к 40... Вера не стала объяснять, что мозг - это еще не все в человеке.
Одновременно с Данилой появилась Тавифа. Она навещала отказников в интернате, и про девочку ей спокойно сказали: "Умирает". Врожденный порок сердца. Нянечка пошла вдоль кроваток дальше, а Вера застряла. Уговорила врачей в Австрии, бизнесменов в области, сотрудников в интернате. Ей на время доверили Тавифу: спасла. "Отдавать обратно было бы уже глупо"... Потом в ее домике на краю города появились Надя и Ренат. Тоже тяжелые дети. Потом Миша. Вера записала на мобильник короткое видео: Миша в интернате, привязанный. "Он на детей нападает". Взяла домой - оказался послушный сын. Еще есть сын Максим, дочка Маша, "свеже-взятый" Камиль. У всех букет диагнозов. "Не жильцы, обуза, дураки, безнадега".
"Вы кого ей даете? - понеслась Верина мама в отдел опеки. - Она же их в дом несет!" - "Да мы предлагали ей здоровеньких, с бантиком, а она хочет только больных!"
- Вы же не думаете о том, что уже не спасти, когда видите тонущего человека в реке: вы ныряете и плывете навстречу, а там уж - как Бог даст. Я, когда видела их - в шишках, голодных, никому не нужных, - не могла их оставить.
Из 8 ее безнадежных шестеро ребят сейчас ходят в школу. Научила ходить, мычащих - говорить, отсталых - читать. "Они просто поняли, что кому-то нужны, и сразу оказалось, что вовсе не дураки".
Данила, 6 лет назад оставленный приличной мамой, что тихо выл в интернате и собирался умирать, сейчас - кудрявый мальчишка. Умеет ходить. За ручку. С мамой Верой. Верин сын. Сын веры.


Вернуться наверх
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Амфитеатр малых литературных форм
СообщениеДобавлено: 16 дек 2011, 09:25 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 20 апр 2011, 05:35
Сообщений: 955
МЕЙБЛ КОЛЛИНЗ

СВЕЖАЯ ЛИСТВА

Прикажи твоей животной душе молчать, когда ты говоришь со своей высшей сущностью; придави её ногою своею и заставь её служить тебе, но не пытайся убить её преждевременно. В противном случае она оживет опять и предстанет перед тобой в новом виде, наполняя тебя страхом и ужасом. Ты не имеешь власти убить ее. Чтобы избавиться от неё, ты должен заставить её служить себе, преобразовать силы её в божественные и направить на то всё свое внимание. Это заставит все силы земли и неба прийти безмолвно, но решительно, тебе на помощь, так как ты следуешь их законам. Аскет восстает против законов внешней и внутренней природы и тем становится чужим и отверженным и должен бороться один. Человек, стоящий один, не имеет достаточно силы, чтобы приподнять железный засов. На его удел выпало заблуждение.
* * *

История Распятия, Погребения и Воскрешения из мёртвых, на которую одни смотрят как на красивую легенду, а другие — как на однажды совершившееся божественное событие, есть неотделимая часть жизни мира, которая разыгрывалась во все времена и будет разыгрываться до окончания веков. И до тех пор, пока существует земная форма жизни, снова и снова — во всех подробностях — будет повторяться эта величайшая из всех драм, как в жизни отдельного человека и в более обширной жизни мира, так и в истории каждого года.

Осень, зима и весна повторяются с неизменной точностью; рождение, смерть и воскресение отмечают последовательные периоды каждой индивидуальной жизни. Относительно безличной природы то же самое чудо совершается действием божественного Духа, который, спускаясь, проникает в материю и снова возвращается к божественному Источнику.

Желание, брак, рождение, вот что ведет нас сюда. Любовь, смерть, воскрешение, вот что уводит нас отсюда. Для первых трёх символами могут служить алые розы, вторые три, бесконечно более прекрасные и несравненно нежнее благоухающие, подобны белым розам. Картинно изображающая их легенда, которая и составляет центральное повествование всех великих мировых религий, — до того жизненна, что её можно проследить в ежегодной драме, неустанно разыгрывающейся на наших глазах.

Астральная жизнь природы, совпадающая во всём существенном с астральной жизнью человека, повторяется с совершенной точностью и неизменной правильностью.

Как с каждым появлением весны распускаются новые зелёные листочки, так и внутреннее значение этих зелёных листочков должно обнаруживаться со всей драматической полнотой. Ясновидцам удалось заглянуть в тайну этой, старой, как мир, и все же вечно юной истории и передать её людям, как единое откровение; но ни ограничивать её, ни предъявлять на неё своё исключительное право не должна ни одна религия и ни одна личность; эта история — принадлежность всей материальной жизни в целом, если понимать под материальной жизнью всю Природу, включая и человека, поскольку он — физическое существо.

Декабрь есть месяц рождения года, когда душа человека и душа мира и вся природа проходят через родовые муки. Февраль и март — месяцы смерти. Апрель — месяц воскресения из мёртвых. Май — месяц превращения из одного состояния в другое.

Кто желает преобразить жизнь года в божественную, тот должен присутствовать при церемониях этих священных месяцев.
* * *
Делая сегодня ночью усилия, чтобы достигнуть «Чертога», я подумал вначале, что потерял дорогу. Я очутился в высокой чаще миртовых кустарников, которые были все в цвету. Надо мной было голубое небо. На минуту меня насквозь пронизало ощущение обвевавшего меня свежего воздуха и солнечного сияния, и силы и радости окружавших меня растений. Когда же я вступил в «Чертог», я увидел, что все миртовые побеги были срезаны, брошены на пол и покрывали его своею зеленью. Кто-то, стоявший рядом со мной, сказал: «Взгляни, жатва собрана. Она лежит под ногами идущего, и, при каждом его новом шаге издаёт сладостное благоухание, которое никогда уже не покинет его. Опыт, приобретённый удовлетворенной любовью, сделался частью его самого, и любовь более не тревожит его, но пребывает с ним как вечная радость. Он удовлетворён, и удовлетворение это останется в его душе навсегда. Но уже не как часть его самого, ибо сам он поднялся выше, а как орудие, которым он может пользоваться. Мирта выросла в высоту и взирала в небо очами своих цветов. А сейчас она лежит подрезанная; она разбросана по полу, как ничего не стоящая трава, чтобы расстилался душистый ковер в Храме Поклонения».

И тогда я понял, что ученики, исполнившие свою задачу, собирают жатву великого воздаяния в виде расширенной деятельности и рождения в новую, более высокую жизнь.

И поняв это, я почувствовал, что и я способен присоединиться к произносимой формуле. Вот некоторые из слов формулы:

«Я удовлетворён, ибо настало совершение».

«Я доволен, ибо всё кончено».

«Я даю, ибо сердце моё переполнено; оно не может вмещать всего, что имеет».

«Божественное удовлетворение снизошло на меня».

«Я сознаю, что любовь бесконечна, хотя сам я могу удержать лишь одну каплю её».

«И поэтому я срезаю деревцо, выражавшее мой личный рост».

«Здесь на полу “Чертога” лежит мирта моей жизни; здесь она увянет и будет выброшена, когда пол будут очищать для следующей большой Церемонии».

«Отныне я не имею ничего, и я сам — ничто».

«И однако я всё имею, и я есмь всё».

«Я сплю и бодрствую одновременно».

«Внутри меня — неизмеримое довольство, которое есть вечный покой; раз достигнутый, он уже не может быть нарушен никогда. Достигнув совершенного мира, я готов для неустанной деятельности и для непрерывной борьбы».


Вернуться наверх
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Амфитеатр малых литературных форм
СообщениеДобавлено: 24 дек 2011, 11:47 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 20 апр 2011, 05:35
Сообщений: 955
СВАМИ ВИВЕКАНАНДА
ВДОХНОВЕННЫЕ БЕСЕДЫ
* * *
Россия поведет за собой весь мир, но путь ей укажет Индия
* * *
Церкви, учения, обряды - все это лишь ограда для защиты растения, которую со временем необходимо снести, чтобы дать растению возможность расти и превратиться в дерево. Точно так же различные религии, священные писания, Веды, догматы являются для молодого растения как бы горшком, но со временем растение должно выйти их этих границ.
* * *
Человечество потому так запомнило Будду и Христа, что они были счастливы иметь сильных врагов.
* * *
Что такое идеи Бога, религии, поиск иного мира? Почему человек ищет Бога? Почему человек, где бы он ни жил, кем бы ни был, жаждет совершенного идеала, ищет его в человеке, в Боге, в чем-то еще? Да потому, что эта идея внутри нас. Это стучало ваше собственное сердце, а вы не знали и прислушивались к звукам извне. Это Бог внутри вас самих побуждает вас найти Его и самореализоваться. После долгих поисков в храмах и церквах, на земле и на небе вы возвращаетесь, завершив круг, к тому, с чего начинали,— к собственной душе. Там вы обнаруживаете Бога, которого искали по всему свету, плача и молясь в церквах и храмах. Тот, кого вы считали тайной из тайн, окутанной облаками, оказывается ближе близкого — в вашем «Я», в реальности вашего тела и души. Он и есть ваша природа, утвердитесь в ней, проявите ее в себе.
* * *
Истина не склоняется перед обществом, древним или современным. Общество должно склониться перед Истиной или погибнуть. Общественные устройства должны иметь своей основой Истину, а не приспосабливать Истину к своим идеям.
* * *
...Самое великое общественное устройство то, в котором великие истины становятся практичными. Это мое убеждение, а если общество непригодно для великих истин, сделайте его пригодным, и чем скорее, тем лучше. Поднимитесь, мужчины и женщины, наберитесь храбрости поверить в Истину, наберитесь храбрости жить ею! Миру нужно хоть несколько сотен смелых людей. Наберитесь храбрости, которая решается познать Истину, продемонстрировать Истину в жизни, не дрогнуть перед смертью, более того, готова призвать смерть, ибо человек, который понял, что он есть Дух, знает, что его нельзя убить. Тогда вы будете свободны. Тогда вы познаете свое подлинное «Я».
* * *
Посланник пришел указать путь: нельзя определить Дух, нельзя познать Дух, решая смутные, запутанные задачи философии. Лучше быть безграмотным и не прочесть ни одной книги в жизни. Для спасения совершенно не нужны ни богатство, ни положение, ни власть, ни даже знание, но необходимо только одно - чистота: “Блаженны чистые сердцем”, так как Дух чист по своей сути. А как может быть по-другому? Все от Бога, все пришло от Бога. Выражаясь языком Библии: “Это дыхание Бога”. Выражаясь языком Корана: “Это душа Бога”. Вы хотите сказать, что Божий Дух может быть нечистым. Он, увы, как и раньше, покрыт грязью и пылью веков, скопившейся на протяжении всей нашей деятельности, полезной или вредной. Необходимо только смыть пыль и грязь, и тогда Дух мгновенно засияет. “Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят”. “Царство Божие в вас”. Зачем куда-то ходить, чтобы найти Царство Божие, спрашивал Иисус из Назарета, когда оно здесь, внутри вас? Очистите дух, и оно - здесь. Оно - ваше. Как вы сможете получить то, что не ваше? Оно - ваше по праву. Вы - наследники вечности, сыновья Бессмертного Отца.
* * *
Давайте искать Бога не только в Иисусе из Назарета, но и во всех Великих, которые предшествовали ему, которые пришли после него, и во всех, кто еще придет. Наша вера свободна и ничем не связана. Они все суть проявления одного Бесконечного Бога. Они все чисты и бескорыстны; они боролись и отдавали свои жизни за нас, за нищие человеческие существа. Каждый из них и все вместе, они претерпевали страдания ради искупления вины каждого из нас, а также всех, кто придет после.
* * *
Соприкасаясь с миром будьте всегда дающими. Отдавайте все, что можете, и не думайте о том, как бы получить его обратно. Давайте любовь, помощь, ласку, оказывайте услуги, жертвуйте, где и чем только можете, но при этом опасайтесь обмана! Никогда не ставьте никаких условий, тогда вы ни для кого не будете бременем. Когда даете, всегда отдавайте из сокровищницы вашей собственной щедрости так, как Бог дает вам.
* * *
К чему нам доводы, доказательства? Мы не нуждаемся в них. Всякое философствование ведет к ограничению нашего мышления. Мы закидываем сети, а затем, поймав что-нибудь, говорим, что мы это сами открыли путем доводов и доказательств, но никогда, о, никогда не заманить нам в наши сети Бога!
* * *
Религия, лишенная философии, близка к суеверию, а философия, при отсутствии религии, становится сухим, неприкрашенным атеизмом.
* * *
Будда был из всех великих мыслителей Индии единственным, который отрицал касты. Даже после него Индия не знала больше философов, стоящих на этой точке зрения.
* * *
Глупцы и невежды воображают, что внешний путь есть высшая форма богопочитания; они воображают, что можно достичь Бога различными действиями. Однако Атман достигается лишь тем, кто шествует через Сушумну ...

* * *
"Все наше знание, зовем ли мы его восприятием, разумом или инстинктом, должно пройти через единый канал, через опыт; то же, что мы сейчас называем инстинктом, есть результат прошлого опыта, выродившегося в инстинкт, который, в свою очередь, может возродиться как разум. Этот процесс происходит во всей вселенной, и на нем зиждится одно из основных доказательств в пользу теории перевоплощения. Повторяющийся опыт разного рода страхов с течением времени становится инстинктом самосохранения. Ребенок испытывает инстинктивные страхи, потому что в нем живет прошлый опыт страдания.
* * *
Храм — не здание, а люди в нем, о чем мы часто забываем. Вот почему мудрецы и люди святой жизни, исполненные саттвы, могут излучать ее и оказывать огромное влияние на все, что окружает их. Человек способен достигнуть такой чистоты, что она станет почти осязаемой, и всякий, кто приблизится к такому человеку, тоже очистится.
* * *
Вода для полива уже находится в канале, однако, ее удерживает запруда. Когда крестьянин открывает проток, вода течет по законам гравитации. Таким же образом и потенциал движения, и сила находятся в человеке; совершенство — в самой природе человека, но на пути его естественного проявления есть помехи и преграды. Если преграду устранить, природа хлынет по своему руслу и человек получит силы, которые в нем потенциально были изначально заложены. Те, кого мы зовем плохими, обратятся в святых, как только исчезнут преграды и природа возьмет свое. Природа направляет нас к совершенству, и, в конечном счете, все приводит к нему. Все упражнения, все старания приобщиться к религиозности являются, по сути, разрушительными действиями, направленными на устранение препятствий на пути к совершенству, которое есть природное право человека, его естество.


Вернуться наверх
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Амфитеатр малых литературных форм
СообщениеДобавлено: 05 янв 2012, 13:44 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 20 апр 2011, 05:35
Сообщений: 955
ОЛЕГ КАШТАНОВ

РЯЗАНСКАЯ ТЕТРАДЬ. ЗИМНИЕ СТРАНИЦЫ.


ПО РЕКЕ ВРЕМЕНИ

«Изба-старуха челюстью порога
Жуёт пахучий мякиш тишины» (С.Есенин)

В сером мусоре обыденности можно усмотреть редкие жемчужины знаков мудрости. Явления видимых ощущений следуют по мере движения сознания. С удивлением осознаёшь, что и не так давно текла она река времени вдоль знакомых берегов с памятными ориентирами. И разве не чудо, что некоторые из них сохранились, помогая памяти правильней вскрыть свитки хроник. Какие-то сто с лишним лет назад, на высоком берегу Ерзовки был возведён Храм Святого Георгия Победоносца, куда по зову колокола стекалось всё население ближайших деревень. Теперь это обезглавленный церковный мемориал, вроде руин шотландского замка или того нелепей - потрёпанный морем загадочный «Летучий Голландец», перенесённый на Среднюю Русскую возвышенность рассекать багровым форштевнем штормовые облака. Рядом другой ориентир - остов церковно-приходской школы, приготовившийся свалиться в подкрадывающийся овраг, такая же порушенная колхозная баня, старый гараж…
Что-то внутри меня говорит, словно протестуя:
-«Пламенное устремление – магнит жизни. Если магнит перестаёт влиять на окружающую жизнь, то жизнь вправе подыскать себе новый. Почему бы писательской избе не взять на себя эту ответственную роль магнита жизни, если пришли в действие все разрушительные механизмы…»
Полупарализованный дом культуры, используемый разве что для очередных выборов и встреч с лукавым начальством, да смачных плевков юнцами на ступенях. Правление бывшего колхоза, помещения бывшего сельсовета, бывшего медпункта…Печальные ориентиры всего бывшего, что составляло жизнь села.
-«Ориентиры представляются давними, но, всё же, не безвозвратно ушедшими. По ним, как реперам ещё можно пробовать крутить веретено памяти до ярких картин детства, молодости, ещё живущих рядом селян, дорожащих потускневшим серебром своих невыдуманных историй. Хотя и среди них наверняка найдутся противники таких реконструкций, что всякий раз вам грустно возразит, что не возвращаются никогда миры детских сказок, личных восторгов, фантастических открытий. Нет никаких шансов спасти наше прошлое…Не будем их корить и тем более отговаривать, ( как знать, не делают ли они тоже самое, только без эпатажа посторонних глаз?) но соберём в свой круг тех, кто склонен оживлять иероглифы древности в полноценные мистерии жизни, без всякой ревности к общему благу.»
-« Почему же мы были склонны в детстве оживлять окружающие нас предметы?»
Задумываясь вновь и вновь, прихожу к простому ответу, что этому способствовала потребность души. Душу питали рассказы наших бабушек, бабушкам они достались от других бабушек, словом эстафетная палочка являлась историческим образцом поощрения беспечного полёта детского воображения.
Если бы хоть на столетие или даже полвека прервалась эта целительная связь поколений, то едва ли бы мы имели повод гордиться нашей классической литературой, музыкой, вообще искусством, появившимися в результате бабушкиных баек. И ведь, согласимся, что до сих пор нам никто так и не доказал, что за печкой не может жить ручной домовой, а на чердаке – любопытный крышень, в бане – рачительный банник. Ведь если бы это сделали какие-нибудь учёные люди, то едва ли бы мы поглощали такое количество бульварного мистицизма, потустороннего и экстраординарного. Потому оставим дверь воображения открытой к тому, что называется реальным волшебством, особенно тем, что пропитано здоровым духом родного наследия.


ЗЕМЛЯНИЧНЫЕ ПОЛЯНЫ VOREVER

«Убогое мышление – пристань кораблей зла. Глаз, открытый на прекрасное, сердцу огненному сотрудник. Можно определять людей по этому качеству» ( Лилии Света, 264)

Ивовые свайки натужно входят в снежную перину под нацеленными ударами дубовой колотушки. Так-так-так! Сначала свайки пружинят, сопротивляясь моей задумке, но сообразив, послушно преодолевают чернозём и легко ныряют в болотную мякоть. Хряк-хрюк-хрик слышится из торфяных недр до того момента, когда вбитая рогатка не зависает на высоте колена. Я их заколачиваю парами, как стихотворные ямбы и хореи. И, наверное, пролетающим сорокам они видятся загадочными пунктирами авангардных стихов- каракуль, протянувшимися от берега Ерзовки до камышовой заросли. С лета заготовленные осиновые подсушенные лаги свяжут все рогатки в вытянутые строки, на которые как в детской песенке, будут укладываться колотые пополам ольховые поленьица: раз дощечка, два дощечка, будет лесенка. Но чтобы весело зашагать по направлению к земляничный полянам, нам предстоит ещё покорить самый сложный участок – торфяной карьер с ледяной водой, с вросшими в ил гигантскими кувшинками. Как анаконды реки Ориноко корни растений норовят обвязать стынущие ноги, не дать перечеркнуть бассейн друидической дорожкой. А вхитросплетениях кувшинок, как в хижинах Водяного околевают от любопытства хищные и глазастые щуки. Здесь у меня будет вариант монтажа дубовых свай поперечными подвязками, если только позволит толщина льда. Сейчас лёд слабый и коварный, так как камыш по своему обыкновению не промерзает должным образом, и мне фартит ледяная купель с бархатным настоем торфяных трясин. Потому, скорее всего, вероятен летний сценарий достройки желанной дорожки к заветным полянам Бергмана и клуба «Битлз». Ведь тогда забитые ивовые рогатки пустят живые побеги, на маслянистые папирусные листочки вспорхнут луговые бабочки и взметнувшиеся чибисы попарно спросят каждую движущую: «Чья ты будешь? Вы – чьёго человейника? Чьи вы все?»
В предчувствии предвкушения радости задуманного, которую стоит всякий раз дополнять воображаемыми голосами птах, трескатнёй кузнечиков, гудением в цветущих ивах пчёл, отступает усталость. И уже не обязательно дожидаться лета, путешествую мысленно прямо сейчас, не по заснеженной луговине, а по благоухающей сочной сельве в мажорном апофеозе звучания одноимённой песни «Битлз». И тогда такие абстрактные слова Учения, что прочёл сегодня и унёс в голове, предстанут воочью престолу сердца и попадут в тональность гениального ливерпульца, став роднее родных, ближе близких - стук в стук в сердце, в такт и в ритм: «Только представьте себе, люди…!»
«Все молекулы двигаются по притяжению…
Все Пространственные Огни двигаются по притяжению…
Зерно космическое притягивают к себе все атомы…
Так Тара и Архат являют сотрудничество и ткут лучшие узоры – Утверждаю! Так отвечаем на зов Космического Магнита…»

ГРИБНЫЕ СТРАСТИ

«Тоски осенней снято платье
Душа зимой обновлена…» ( Е. Пудовиков)

Извилистая деревянная дорога ( назовём её друидической, ведающей Дхруву!) приведёт нас не только к воспоминаниям о Бергмане и Битлз, и реальным ягодным скатертям-самобранкам, но и более увлекательному приключению – сбору свежих грибов. Никого уже не удивишь, что тихая охота сегодня ведётся в русской глубинке не столько в лесах, сколько на брошенных полях, где расселились, словно себе на потеху вперемежку берёзки и фиолетовые рядовки, творожные дождевики и осины, пегие зонтики и ивушки, пышные шампиньоны и вязы, душистые говорушки и дубочки. А если ещё на нетревоженную плугом землю пролилось достаточное количество влаги, что грибница почувствовав кураж и достала каждый рыжий корешок, то надо быть готовым к неумеренному выносу подберёзовиков, подосиновиков, волнушек, свинушек, маховиков, опят, груздя и лисичек. Это уже не охота, а какая-то промышленная добыча. Тебя охватывает уже не страсть, а мистическое наваждение присутствия на каком-то сеансе периодического выдавливания неким подземным прессом новых и свежих толстячков в тугих шапочках, спешащих попасть в тёплые человеческие ладони.
Куда девать всю эту грибную прорву? Большая часть идёт на сушку, соления, варения, но что-то гурманы оставят на заморозку. Чтобы морозным новогодним деньком дать волю собственной кулинарной фантазии. Например, смазать салатник майонезом, натереть вареный картофель, затем слой жареных грибов, жареный лук, натертый соленый огурец, натертый белок, густой слой майонеза, сверху украсить желтком ...
Однако, есть ещё одно блюдо, которое я лично предпочту всем припасённым: жареные свежие вешенки! Не с магазина, а природного холодильника! Да, да, да ничего не перепутано. Сбор этих грибов объявляю сейчас! Пока ещё не встали настоящие зимние сугробы!
Но, конечно, если только вы в дуплистые ивовые пни предварительно расселили неприхотливую грибницу. Ведь для успешного грибного эльдорадо вешенки достаточно дождаться оттепели в дня два-три, чтобы развесить по дуплам сросшиеся свои порождения, напоминаемые любопытные ушки. И как дятел, вы орудуете долотом и стамеской, отделяя пахучие гроздья деликатесных даров…



«ИЗБИТЫЙ ВОПРОС»
«Никто не ищи своего, но каждый пользы другого» (1 посл. Коринф.10:24)

Что говорил им Он, когда приближался?
Какой силой огня было надо обладать, чтобы мочь освобождать порабощённые непрошенным гостем души несчастных людей?
Это те вопросы, которые нам всё чаще и чаще приходится задавать, без всякой надежды на искомый и удовлетворительный ответ…Вот и книга в интернете выложена «Одержание, как катастрофа».
В этом селе, (а впрочем, только ли в этом?) у меня есть ответчик по части неразрешимых вопросов.
На этот раз я иду к нему сам. Жду момента, выслушав все его жалобы и обиды к несправедливой нищей жизни.
- Володя, а почему их так много тут у нас?
Я специально не говорю, не называю: кого это много. Да оно и не надо. Потому что глаза Тришина засуетились, загрузка состоялась.
- Ям много. Очень - много ям! По ямам они и ходят к нам. Как придут, так и не уходят…
- И к тебе, тоже?
- А рази я святой какой?
- Я их матом, матом…
Весь обратный путь я в раздумьях про древние доисторические шахты, штольни, что зачастую стали проявляться по всей округе то здесь, то там, в виде конических оседаний ям, вроде послевоенных воронок моей далёкой Прибалтики.
И ещё я думаю, над словами сельского «мудрого дурачка», что смерть никогда не спит. От того и с ней такая морока. Когда мы спим, она может войти в мир сна и сделать свои глупости. Сны состоят из шорохов и шёпота живых существ….Каждый из нас виноват уж тем, что он живёт. Но умерев, он обретает возможность жить. И это нас от них отличает. Существенно!
Нам надо ладить быт и привечать живых. Ловить тепло в холодных рукавицах. Зимой полнолунья особенно тяжки. Как трудны сны несчастных в эти дни…

ВЕРКИНЫ ДНИ И НОЧИ. НЕ ПЕРВЫЕ…
«Так что к 40 годам нажила себе болезнь сердца, бронхиальную астму и лейкоцитоз. И погибла бы в расцвете лет, да случай приключился…» (В. Пронин)

Раньше, когда Верку не обижали и её натура была нежней и игривей, в воздухе витал праздник. Куда Верка не придёт, всюду бежала грусть и обстановка неизбежно менялась. Может потому, что были живы её родители, может от того, что в той стране было больше красок и улыбок…
Верка идёт, как снегоход по тропинке до продовольственной палатки, где она возьмёт себе по обыкновению свежий хрустящий батон, коктейль и мягкую пачку сигарет. Где-то за сугробами, пригибая свои невидимые на снегу спины, ждут её верные друзья: Снежок, Стежок, Ксюша и пёс с человеческими глазами Тибет.
Веером рассыпается прочь снег от ног Верки. Шорк-шорк слышится за версту шелест рабочего комбинензона. Как только в глазах Верки отразятся небо и его же цвета грусть, она сбросит ход, посмотрит по сторонам и закурит, но не на виду у всех, а втихомолку. Ей никак нельзя не курить. Хоть немного, чтобы жить, чтобы держать в тонусе дух, который правит душой и затем уже телом. Курит она уже меньше, совсем меньше, чем курила. Ещё меньше, чем тогда, когда всё это было.
Верка считает себя существом небезобидным, но непременно белым и пушистым, имеющим святое право на честную и яркую жизнь. Все домочадцы, следующие следом, двинулись одновременно. Верка поворачивает к дому. Смотрит на высокий столбик висящий над её трубой и загадывает желание. Потому что сегодня взойдёт её звезда. Серебристая Венера.
Верка знает, что там её видят и ждут. Всегда…
А вчера Верка открылась новая тайна. Любовью и оптимизмом можно излечить любые недуги. Разве это так трудно понять?


Вернуться наверх
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Амфитеатр малых литературных форм
СообщениеДобавлено: 12 янв 2012, 17:13 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 20 апр 2011, 05:35
Сообщений: 955
ОЛЕГ ГЛУШКИН

МИНИАТЮРЫ

ОДИНОКАЯ ЛУНА

Нет большего одиночества, чем одиночество корабля, забытого в лунной ночи и покинутого командой. Но не менее одинока женщина, оплакивающая капитана этого корабля. В своём городе, где не собран урожай, она поливает слезами высохшую землю. Рядом участки вдов. У них яблони обвязаны и выкрашены извёсткой. Вдовы ждут когда наступит зима., потом будут ждать весны в своих городских домах. Женщина, оплакивающая капитана, одна останется среди пустынных огородов. в огородах будет идти снег, под снегом всегда тепло, можно сидеть и не о чём не думать.
Ещё более одинока девушка, оплакивающая своего жениха, убитого горцами. Она никого не хочет видеть. Она режет ножницами свадебное платье. Белые лоскутки запорошили комнату. Снег за окном. Девушка сидит на холодном полу и пересчитывает таблетки снотворного.
Но ещё больше одинок капитан, пытающийся выплыть в осеннем море. Холод сковывает всё тело. Волны захлёстывают лицо. Солёная вода жжёт горло. Небо покрыто тёмными тучами. И неизвестно, где берег и куда плыть...
И безнадёжно одинок жених девушки, его не убили, а заперли в подвал и в абсолютной темноте он потерял счёт времени. а перед тем как запереть его оскопили.
И совсем одинокая луна, она смотрит на землю и никому не может помочь, она даже заплакать не может, её поверхность безводна

ОЗАРЕНИЯ

Озарения приходят к человеку в полудрёме ранним утром. иногда он не успевает их удержать. Обиженные озаренья покидают дом. Тяжело уходить зимой. На дорогах гололёд. У стариков кости после переломов не срастаются. Большинство озарений молоды и не боятся гололёда. Они как вспышка молний. В темноте они светятся. И за ними начинается погоня. Нельзя выделяться из толпы. Такое не прощается. Все молча идут к проходной завода и никто не собирается светиться. И тогда озарения тоже перестают светиться и находят тихий уголок на вещевом складе и там затихают. Спящее озарение никого не тревожит. И никто их не трогает. А утром они, наскоро умывшись, перелезают через высокий забор, заводской охранник их не видит, потому что они не видимы. Они доезжают без билета на троллейбусе "два" до кафе "Москва".
Там сижу я, угрюмый и печальный, и красный, словно пролетарское знамя. Меня невозможно не заметить, потому что в кафе больше в такую рань никто не сидит. Я их не вижу. Но вдруг чувствую, как голова становится почти воздушной, в ней поселяется немыслимый простор и яркий свет, идущий от неё, образуя нимб. Официантки, которым нечего делать, удивлённо смотрят на меня. Они думают, что я святой. И не хотят брать у меня деньги за те двести грамм коньяка, которые в это холодное утро согрели меня. Они зовут директора, чтобы и он порадовался вместе сними. Директор, почёсывая пейсы, изображает из себя Станиславского. Не верю, говорит он. то же мне Святой! Что это у тебя? я улыбаюсь - а вы не догадались? Это - озарение! Впрочем, мне не до разговоров, я должен удержать у себя озарение...


Вернуться наверх
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Амфитеатр малых литературных форм
СообщениеДобавлено: 19 янв 2012, 11:58 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 20 апр 2011, 05:35
Сообщений: 955
ВИКТОР МЕЛЬНИКОВ
М И Н И А Т Ю Р Ы
БЫВШАЯ СТРАНА

Скоро всё у нас будет бывшее. Бывший СССР, бывшие названия улиц, бывшая милиция... А ведь какая была великая держава! Недавно к международному дню борьбы с нищетой Росстат сопоставил страны мира по величине ВВП на душу населения.По этому критерию Россия оказалась на 51-месте,уступив Ботсване,Ирану и Экваториальной Гвинее,зато опередив СНГ.Экономисты отмечают неадекватность оценки уровня жизни по уровню ВВП,который в стране рос все последние годы,никак не влияя собственно,на жизнь людей."Мы можем,как Китай,стать второй экономикой в мире,но при этом у нас сотни миллионов людей будут жить близко к уровню бедности".Количество людей живущих в России за чертой бедности /19 млн/,пока превышает население той же Румынии,с которой часто сравнивают Россию.
Да и откуда нам быть богатой страной,если количество взяток у нас превышает национальный бюджет!Сейчас в России три врага: радикальный либерализм,радикальный исламизм и наше уныние.А вернее,колоссальная пассивность.Киваем на евреев. А что мы сами-то делаем? Власть уже давно отделилась от народа.Создав этакую декорацию отсутствия идеологии. А ведь ещё Сергий Радонежский сказал: "Любовью и единством спасёмся..." И это верно. Это наш единственный путь.

ДЕРМАТУРГИ

Недавно видел театральную постановку по пьесе одного новомодного "дерматурга".Типичная халтура на тему "ниже пояса".Впечатление тем более омерзительное,что на сцене были талантливые актёры,и их игра только рельефнее выделяла пошлость мизансцен,сквернословие,жалкое шутовство.Некоторые зрители уходили,но большинству - нравилось. Не помню,кто из классиков сказал:"Театр должен поднимать зрителя до уровня высокого искусства,а не опускаться до пошлости".А здесь мы видим типичный пример театрального "чёса" по провинции,чтобы "срубить бабки",эксплуатируя простейшие эмоции и примитивные чувства.
Поругались малость с одним "новорусским" господином.Он:"А что?Забавная пьеса,интересно".
Я спросил его: "Ну тогда скажи,чем эта пьеса тебя возвысила,обогатила,сделала глубже? Ведь это - задача настоящего искусства. А если ты остался на том же уровне или даже упал ниже - значит,то, что ты смотрел, - не драматургия. Неужели ты хотел бы,чтоб твой ребёнок воспитывался на такой "литературе"? А ведь к тому всё идёт".
Задумался...

ДЛЯ КОГО ПИШЕМ?

Недавно прочитал замечательные слова популярного в Германии и в нашей стране детского писателя Бенно Плудра:"У автора могут быть самые разнообразные поводы для написания того или иного произведения,у читателя же чаще всего есть только один стимул к чтению: если ему это интересно и если от этого он становится чуточку умнее".

ОДИНОЧЕСТВО

Один мой друг как-то пошутил:"Когда тебя некому забрать из морга - это уже одиночество". Я считаю,что каждый человек по-своему одинок.В любом из нас,независимо от той жизни,которую он ведёт,есть это ощущение.Ведь каждый рано или поздно задаёт себе вопрос: что я делаю во вселенной? Никто не планирует свой приход в этот мир и свой уход из него... Есть "кандалы" рождения и смерти.В этом я вижу какую-то безысходность...


Вернуться наверх
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Амфитеатр малых литературных форм
СообщениеДобавлено: 29 янв 2012, 08:57 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 20 апр 2011, 05:35
Сообщений: 955
ДЖОН МАВЕРИК

МАЛЕНЬКОЕ ВОЛШЕБСТВО

"Холода той зимой стояли страшные. Воробьи мерзли на деревьях и сбивались то там, то здесь в теплые кучки, грели друг друга. Снегу навалило — по самые подвальные окошки. Иногда чуть-чуть оттаивало, и тогда карнизы обрастали длинными сосульками, которые так и норовили отломиться и сорваться вниз, кому-нибудь на голову, так что по улицам становилось небезопасно ходить.
Накануне второго адвента меня после трех безуспешных химиотерапий выписали домой, умирать... Вернее, попрощаться со всем, что дорого, перед тем, как окончательно заберут в хоспис.
«А может быть, удастся обойтись без этого, — думал я с надеждой. — Дай Бог, все закончится быстро». Моя прабабка по материнской линии умерла от рака желудка в девяносто два года, легко, почти не страдая. Меня боль мучила, но не сильно: зудела внутри, царапалась и грызла, точно маленький зверек, отдаваясь в плечо и почему-то в левое колено. Иногда я, чтобы отвлечься, представлял себе, что несу за пазухой хомячка, который проел клетку и пытается выбраться на волю, вот только не знает куда.
Так что чувствовал я себя не так уж плохо — лучше, чем можно было ожидать, — и решил провести свое последнее Рождество вдали от праздничной городской сутолоки, от сочувственных ахов и вздохов, от четырех родных стен, пропитавшихся насквозь тягучей энергетикой болезни. Я снял полдомика в деревне под Регенсбургом на берегу незамерзающей реки Зульц. Хозяйке — симпатичной пожилой фрау в традиционном баварском переднике и с черной накладной косой — объяснил свое состояние, чтобы не устроить ненароком неприятного сюрприза перед праздниками. Каждое утро она ставила перед моей дверью кувшин с ледяной водой, и весь день я пил ее маленькими глотками, заглушая мутную слабость и тошноту. Постепенно эта живая вода проникала в мою испорченную химией кровь, вместе с запахами гари — многие дома на нашей улице топились углем — и свежего хлеба, светом разноцветных фонариков и звучным плеском реки. Если не исцелила, то, по крайней мере, придала сил. Я даже перестал хромать. Гулял по два-три часа в день, невзирая на мороз, по небольшому — в пять ларьков — рождественскому рынку на главной площади и вдоль набережной, разглядывая украшенные еловыми ветками и вороватыми Санта-Николаусами дома, палисадники с обледенелыми садовыми гномами да неперелетных уток, безвольно дрейфующих вниз по течению.
Набережную никто не чистил от снега. Только в самой середине улицы одинокие пешеходы протоптали тропинку, такую тонкую, что идти по ней приходилось, точно циркачу по канату — ставя ноги одну перед другой. Помню скрип подошв по новенькой свежеутрамбованной белизне, струйки дыма над крышами — серые на фоне ночного неба — и огромные серебряные звезды в черных волнах Зульца. Я забрел непривычно далеко от дома и, кажется, заблудился. А может, и нет — если брести все время вдоль берега, река выведет, но я не знал, в какую сторону двигаться, да и не хотел знать. Хомячок за пазухой присмирел — озяб, должно быть — и сидел тихо-тихо. Окрестный пейзаж казался неумелым наброском, выполненным в черно-белых тонах. Темные и зернистые, как мука грубого помола, стены. Лохматая елка. Сухие метелочки травы, торчащие из сугроба. Пустая банка из-под пива на снегу. Кривой фонарный столб. Остатки низенького деревянного забора, полукольцом опоясавшего елку. Здесь не витало в воздухе предвкушение Рождества. Ни капли цвета, ни искорки оживления. Это явно был небогатый район.
— Уныло, да?
Раздавшийся сзади хрипловатый мужской голос заставил меня вздрогнуть. Я резко обернулся. Худой парень в натянутой на уши вязаной шапке — почти такой же, как у меня, — и с большим рюкзаком за плечами переминался с ноги на ногу под негорящим фонарем. В тускло-молочном ночном свете черты его лица казались заостренными, а кожа неестественно бледной, словно обмороженной. Я как будто взглянул на себя в зеркало, но ощущение странного сходства исчезло почти сразу же.
— Такие места обходит стороной Санта-Николаус, правда? — усмехнулся парень. — Но ничего, сейчас мы это исправим.
Он зубами стянул перчатку, прищелкнул пальцами — легонько, как дрессировщик на арене, — и тут же на елке дрожащими язычками пламени вспыхнули золотые огоньки. Дробясь и отражаясь в снегу, они окутали дерево мягким праздничным сиянием.
— Как вы это сделали? — спросил я, пораженный.
— Спросите лучше, почему, — улыбнулся он в ответ и протянул мне ладонь, как будто не для рукопожатия, а точно собирался кормить с руки птицу. — Кевин.
— Александр, — представился я. — Алекс. Так почему?
— Потому что кто-то в этом старом, плохо оштукатуренном доме, в самом бедном квартале города, ждет чуда.
— Ребенок?
Он кивнул и сбросил с плеча рюкзак. Извлек оттуда разноцветный пряничный домик, осыпанный сахарной пудрой и с марципановыми фигурками Гензеля и Гретель на крыльце, и осторожно поставил под елкой на снег.
— Теплеет вроде. Не размок бы, — заметил обеспокоенно.
— Да какое теплеет? — чуть не расхохотался я, но сдержался, боясь растревожить уснувшую боль. — Если будем здесь стоять, скоро превратимся в ледяные скульптуры. Вы из какого благотворительного фонда?
— Ни из какого, — усмехнулся Кевин. — Я сам по себе. Но вы правы — холодно. Предлагаю пойти в «Танненбаум», тут, за углом. Обслуживание так себе, но кофе подают горячий и можно посидеть, поговорить.
Кафе «Танненбаум» напоминало аквариум, до краев заполненный мутной янтарной водой. В нем — в ярко-желтом свете и табачном дыму — уже плескалось несколько рыбок, и я смутился, внезапно застеснявшись своего болезненного вида. Напрасно: никто из гостей за соседними столиками не обратил на меня внимания. Все уставились на Кевина. Как-то странно смотрели, почтительно и испуганно, словно на воскресшего из мертвых.
— Вас здесь знают, — предположил я.
Почему-то мне даже не пришло на ум, что мой новый знакомый может оказаться местным. У него был вид человека, находящегося в пути, и не только из-за рюкзака.
— Я бывал тут пару раз, — ответил он уклончиво.
Мы заказали по чашке кофе — сладкого и такого густого, что на нем хоть сразу можно было гадать. Так я и делал — сидел и разглядывал коричневые витые узоры. Откуда-то со стороны кухни доносился бой часов. «Кукушка, кукушка, сколько дней я проживу после Рождества?» Одиннадцать. Добрая фрау, наверное, думает, что квартиранту стало плохо на улице и его, то есть меня, забрали в больницу.
— Детство, — заговорил Кевин, — заканчивается тогда, когда в жизни перестает случаться маленькое волшебство. Когда за выпавший молочный зуб фея больше не платит конфеткой, когда пасхальный заяц не рассовывает по углам шоколадные яйца, когда пуст остается рождественский сапожок. Понимаете, я рано потерял мать, и это было страшное несчастье. Но по-настоящему я осознал потерю два месяца спустя — когда в дом пришло Рождество, без елки, без подарков. Не вошло, а постояло в дверях и повернулось к нам спиной. Отцу было не до праздника — он сам чуть не слег от горя. В такие моменты осознаешь, что стал взрослым в худшем смысле этого слова — человеком, которого никто не любит.
Я хотел возразить, но Кевин, улыбнувшись, приложил палец к губам.
— Шшш... Вы правы. Взрослых любят тоже. Но разве человек, купаясь в любви, не ощущает себя ребенком? Так вот, — продолжал он, — мне тогда только-только исполнилось семнадцать лет. Нормальный возраст для взросления. Так что хоть и приходилось трудно, на судьбу я не жаловался. Но семи-, девятилетние? Детство которых оборвалось внезапно и так чудовищно рано... а то и вовсе его не было? Повзрослевшие едва ли не в младенчестве, в детских домах, в семьях асоциалов, наркоманов или алкоголиков? Неродные дети, которых демонстративно притесняют. Жил у нас по соседству такой мальчишка. Его воспитывал дядя, кажется, или другой какой-то родственник. Малыш спал в холодном подвальном помещении, в комнатке с одним решетчатым окном и бетонным полом. Как-то подобрал на улице бездомного котенка и кормил у себя в подвале. Дрессировал, помню, возле нашей калитки, учил прыгать через палочку. А потом дядя — или кто он ему был — спьяну котенка задушил и даже похоронить не позволил. Мальчишка смастерил из веток самодельный крестик, так и тот дядя разломал.
— И что теперь с этим ребенком? — спросил я. Почему-то мне сделалось неловко, как будто мой собеседник только что поведал нечто постыдное о себе.
Кевин пожал плечами.
— Вырос. Каким вырос — это другой вопрос. Но мне не выросших жалко — большие сами за себя в ответе, — а маленьких, беззащитных. Cкольких из них бьют дома, запирают, морят голодом, шантажируют так или эдак. «Вот сдохну, тогда узнаешь, каково быть сиротой» — самая легкая форма шантажа, а как она калечит. Моральное насилие бывает иногда хуже физического, но если во втором случае может вмешаться полиция, то в первом — ничего сделать нельзя. Мать или отец всегда правы. Я одно время работал в социальном ведомстве и знаю, как трудно защитить ребенка от его родных. Самое тяжелое — знать, что кто-то нуждается в твоей помощи и хотеть помочь, но не иметь права вмешаться... Я столько всего видел, — добавил Кевин по-детски беспомощно, и — от воспоминаний об увиденном — глаза его потемнели, а выражение лица стало жестким.
— Что-то подобное чувствуют врачи, — сказал я, думая о своем.
Кофейная гуща, вязко переливаясь, пророчила мне долгую и безоблачную жизнь. Захотелось встать и хватить чашкой об пол.
— Да? — встрепенулся Кевин. — Вероятно. Меня никогда не интересовала медицина. Даже отвращение к ней испытывал инстинктивное. Так вот... эти истории так переполнили мое сердце, что стали выплескиваться наружу, как кипяток из чайника. И тогда — помню, это был канун Пасхи — я накупил всяких сладостей и пошел по домам своих подопечных. Примерно сорок адресов. Нет, не передавал из рук в руки. Ставил возле дверей или прятал в саду, но так, чтобы можно было легко найти. Это должно быть волшебством — вы не забыли? А после бродил по улицам и везде — наудачу — оставлял гостинцы. Особенно там, где видел у подъездов качели, горки, песочницы или где сушилось детское белье на веревках. В ту ночь я для всего города сыграл роль пасхального зайца.
Я зажмурился и представил себе Кевина, с таким же большим рюкзаком, как сегодня, только по-весеннему легко одетого. Представил, как он крадется по мокрому от лунного блеска тротуару, среди юной зелени. Забирается в чужие сады, но не для того, чтобы что-то украсть, а наоборот — отдать другим немного душевного тепла.
— Наверное, удивительное чувство...
— Да, похоже на наркотик, — признался Кевин. — Вызывает эйфорию и облегчает боль.
Он вздохнул и посмотрел на меня искоса, чуть наклонив голову. Я украдкой обвел взглядом столики и увидел, что люди вокруг так же склонили головы, прислушиваясь к его словам.
— И я подсел на него по-настоящему. Сначала два раза в год, на Пасху и на Рождество, покупал и разносил подарки. Тем, кто — как я знал — беден. Тем, кто нелюбим. Собственно, это не одно и то же. Бедность не исключает любви, как и наоборот. Потом стал делать это чаще — каждый раз, когда оставались от зарплаты деньги. Обходил с рюкзаком за спиной не только наш город, но и соседние. Блуждал по деревням и селам... все дольше и дольше, и подарки в рюкзаке не кончались. Время как будто растянулось или, наоборот, сжалось, обратилось в сплошную череду праздников. Каждый новый день стал поводом подарить кому-то радость. А еще в пальцах появилась некая сила, какое-то странное умение...
Он поднял над головой правую руку и опять, как тогда у елки, легонько, точно циркач, прищелкнул. В ту же секунду с лепного карниза, с тяжелой латунной люстры, с лопастей вентилятора, громадной стрекозой застывшего под потолком, хлынул прохладный елочный дождь.
В кафе сделалось так тихо, что слышно было гудение водопроводного крана на кухне и обиженное квохтание батарей. Кевин победно улыбнулся.
— Маленькое волшебство. Не настоящее чудо, а так, ерунда: здание украсить, лампочки зажечь. Или вот еще...
Он быстро провел рукой у меня над ухом, и в ладони его очутился лакричный леденец в прозрачной целлулоидной обертке.
— Простите, — сказал извиняющимся тоном, — для вас получилось незамысловато. Наверное, потому, что вы уже не ребенок. Но все равно попробуйте, поднимает настроение.
Я настороженно взял конфету и опустил в карман. Раньше мне нравился вкус лакрицы, но в последние недели болезни при одной мысли о нем горло сдавливал рвотный спазм.
— Ладно, Алекс, рад был познакомиться. Удачи вам, — и последней традиционно-прощальной фразой как по живому полоснул. — Будьте здоровы.
Я не успел ответить, только моргнул оторопело, а Кевин уже вышел из кафе и растаял в темных изгибах улиц за пять минут до того, как пробило полночь.
Наутро я рассказал хозяйке домика о странной встрече. Добрая женщина без удивления выслушала историю Кевина, но разволновалась, когда я упомянул подаренную им конфету.
— Съешьте ее. Обязательно съешьте! У нас в прошлом году девочка выздоровела от лейкемии после его угощения.
Я кинулся искать леденец по карманам, но тот, как назло, провалился в подкладку. В конце концов, распоров материю, мы с хозяйкой извлекли подарок Кевина, уже без обертки, запачканный налипшими на него пушинками синтепона.
Я ожидал, что от лакрицы меня вывернет наизнанку, но ничего плохого не произошло. Никакого вкуса, только приятное послевкусие — как будто проглотил пахнущий весенним лугом сгусток тумана.
Это случилось десять лет назад, и до сих пор я жив-здоров. Уснувшая в тот вечер боль так и не проснулась больше, и весь организм постепенно отдохнул от химии, восстановился. Я думаю, ошиблись тогда врачи с диагнозом, не от того меня лечили. А может, маленькое волшебство помогло".


Вернуться наверх
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Амфитеатр малых литературных форм
СообщениеДобавлено: 03 фев 2012, 21:06 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 20 апр 2011, 05:35
Сообщений: 955
НАТАЛИЯ СПИРИНА

ПРИТЧА

Сказ о Молитве.

Высокий Дух сказал своему Собрату:
- Великий Брат, сегодня день Твоего праздника. Многие тысячи людей заполнят храмы, чтобы почтить Тебя и порадоваться сердцем о Тебе. Тысячи свечей зажгут они перед Твоими изображениями, как символ их горящих сердец; и огни духа, зажжённые во имя Твоё, разгонят окружающий мрак. Какой радостный день для Тебя сегодня!
- Брат мой, — отвечал Великий Дух, — не радует Меня этот день. Ибо, воистину, не Меня вспоминают в этот праздник люди, но думают лишь о себе. Они тщательно собирают и приносят в храмы груды своих бед, горестей и забот и нагромождают горы их перед Моими изображениями. Они просят Меня о помощи и молят о заступничестве, но никто из них не пытается отрешиться от себя и подумать обо Мне. Потому не зажигается радость в храмах и нет её в сердцах людей. Если хочешь убедиться в этом сам, пойдём со Мной, и Ты всё увидишь.

Из высших огненных сфер стали спускаться Великие Братья в плотные слои, близкие к Земле. Перед их взором стала вырисовываться внутренность большого храма, до отказа заполненного людьми. Одни стояли на коленях, другие плакали или вздыхали и клали земные поклоны. Психическая атмосфера храма была заполнена клубами тяжких дум, исходящих от молящихся. Тусклые, давящие облака печалей и тревог окутывали присутствующих.
- Почему они не радуются? — спросил первый Брат.
- Потому что они думают о себе, — отвечал Великий Дух. — Если бы только они дерзнули отбросить все свои земные беды и вспыхнуть радостью обо Мне, атмосфера очистилась бы и луч Духа Моего дошёл бы до их сердец. Но они просят о благодеяниях и отвергают истинную Благодать общения. Не Я им нужен, а благополучие земное. И потому нет радости в них.

В это время первый Брат заметил, что в одном из углов храма, неподалёку от изображения Почитаемого Великого Духа, воздух как будто разредился. На некотором пространстве не было серого тумана и сиял ровный яркий свет. Он исходил от человека, спокойно стоявшего посреди толпы с выражением торжественной радости на лице. Взгляд его был сосредоточен на чём-то, не видимом для других. Казалось, он созерцал нечто прекрасное, что переполняло его сердце восторгом. Он не клал поклонов, не крестился, не опускался на колени, и только губы его по временам еле слышно шептали что-то.
- О чём он молится? — спросил первый Дух.
- Он ни о чём не молится, — ответил второй, — он беседует со Мной. Послушай.

Первый Брат направил своё внимание на заинтересовавшего его человека и услышал, как тот почти беззвучно говорил: «Какое счастье, что Ты есть! Ты — Солнце Духа! Ты — Свет миру! Ты — Источник Благодати! Благодарю Тебя за всё. За Твою великую помощь людям. Радуйся, Сподвижник Ангелов и Помощник человеков! Да уподобимся мы в нашей малой мере Тебе!» Потом он замолкал, и только сердце его вспыхивало ярким огнём, и множество искр разлеталось от этого пылающего сердца во всех направлениях. Они пронизывали душную атмосферу, оставляя в ней светящиеся полосы.
Некоторые из этих искр достигали до сердец других молящихся, и тогда в озабоченных глазах людей начинала теплиться робкими огоньками непривычная радость. Они облегчённо вздыхали и с новой надеждой обращались к своему Святому.

Великий Сподвижник с любовью глядел на беседовавшего с Ним человека, и из очей Его струились ослепительные лучи, окутывавшие того, на кого Он смотрел, белоснежным одеянием. И видно было, как всё существо устремлённого к Нему расцветало и наполнялось силами от благого воздействия этого светового потока.
- Как это прекрасно! — тихо сказал первый Дух. — О, если бы все так устремляли свои сердца к Миру Света!
- Если бы они все вместе сделали это хотя бы только на одно мгновение, — ответил второй, — то тёмная, удушливая атмосфера вокруг них сразу рассеялась бы и лучи света Нашего проникли бы к ним и принесли им радость и оздоровление. О, если бы они все захотели сделать это!

И Великий Дух со скорбью сердца взглянул на клубы серого дыма горьких, безрадостных молитв, поднимавшихся к куполу храма вместе с облаками ладана из курящихся в руках священнослужителей кадильниц.


Вернуться наверх
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Амфитеатр малых литературных форм
СообщениеДобавлено: 09 фев 2012, 12:46 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 20 апр 2011, 05:35
Сообщений: 955
ГЕННАДИЙ СУЗДАЛЕВ

ТРИ ОТКРЫТИЯ ВЛАДИМИРА ВЛАДИМИРОВИЧА. Притчи


Открытие первое



Проруководив страной, комфортно и с хорошим настроением и, участвуя в предвыборной гонке за третье президентское кресло, Владимир Владимирович сделал первое историческое открытие. Он научно догадался, что в России есть русский народ. Да не просто народ, а государствообразующий. Тогда, в 2000 году, когда его с трудом уговорил крёстный отец Борис Николаевич возглавить Россию, ему это и в голову не приходило. Ему до 2012 года очень нравилось, придуманное по пьянке Борисом Николевичем, наполненное поэзией, слово «россияне». Оно было созвучно, с объятым космосом словом, «марсияне».



Открытие второе



Год 2018. Проруководив страной, комфортно и с хорошим настроением восемнадцать лет и, участвуя в предвыборной гонке за четвёртое президентское кресло, Владимир Владимирович сделал второе историческое открытие. Он научно догадался, что Русь-Россию создавал русский народ. Что более тысячи лет утверждал её в мире то как Святую Русь, то как Российскую империю, то как Россию-СССР, то как Россию-РФ. Что за это время русский народ потерял десятки миллионов лучших своих сынов, защищавших Родину – территорию, независимость, православную веру, национальные честь и достоинство. Мёртвые срама не имут. Они не знали тогда и никогда не узнают о том, что в ХХ веке русских патриотов назовут экстремистами, и, даже фашистами. Что патриотизм назовут «последним прибежищем негодяев» А Россию, которую они собирали тысячу лет, за один приём развалит крёстный отец Борис Николаевич, а все её богатства «приватизирует» (читай разворует) кучка людей, никакого отношения не имеющая к государствообразующему русскому народу.



Открытие третье



Год 2024. Проруководив страной, комфортно и с хорошим настроением двадцать четыре года, не участвуя ни в каких гонках, Владимир Владимирович поздравил Анатолия Дмитриевича с победой в предвыборной гонке за второе президентское кресло. Пересев из президентского кресла в кресло премьер-министра, Владимир Владимирович сделал третье и последнее историческое открытие.

Он научно догадался, что 282-я статья Уголовного кодекса Российской Федерации чем-то чуть-чуть похожа на «декрет» 1918 года, по которому русский человек беспощадно карался. Ставился вне закона. Оказавшихся «в не закона» русских людей, любивших православную веру и своё Отечество, тысячами и тысячами расстреливали без суда и следствия или сажали на очень долгое время в тюрьму.

Владимир Владимирович вспомнил о том, что по 282-й статье УК РФ

в основном преследовались русские люди: государственники, патриоты, писатели и публицисты, любящие Россию. Вспомнил и о том, что по этой статье невинно пострадали очень многие из государствообразующего народа.

Он даже вспомнил отдельных конкретных русских людей: Бориса Миронова, пострадавшего за книгу «Иго иудейское» и другие, Константина Душенова – за фильм «Россия с ножом в спине» и другое, Владимира Осипова – за книгу «Корень нации. Заметки русофила», Алексея Сенина – за газету «Русский вестник». Вспомнил и афонского монаха Афанасия, книга которого «Отдайте нам Родину!», была признана экстремистской.

Дальше вспоминать ему стало стыдно. Он позвонил Дмитрию Анатольевичу и предложил изъять 282-ю статью из Уголовного кодекса Российской Федерации. Раз и навсегда.

Что за этим последовало – не знаю. Потому что на этом месте я проснулся.


Вернуться наверх
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 179 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7 ... 12  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа



Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron