www.zovnet.ru
... ... ... ... ...
Портал
Культура
"Искание новых путей - самый необходимый вопрос. При необычности условий будущего невозможно будет пройти старыми путями..."     Учение Живой Этики
На главную Держава Рерихов Андрей Пузиков - Персональные страницы Форумы Архив портала
 
П Е Р С О Н А Л Ь Н Ы Е    С Т Р А Н И Ц Ы     П У З И К О В А    А Н Д Р Е Я    П А В Л О В И Ч А
 
Художник Пузиков Андрей Павлович

Я следствие причин,
            причина следствий,
Я постоянство
           в смене бесконечной,
И вечно новое
          в бескрайнем бытии…
 

А. Пузиков    



 
 

 
П Р О З А

        Роман         Рассказы  
        Автобиографический
        цикл:
        Притчи

Помочь издать книгу:
На издательство книги На издательство книги
© Любая перепечатка или тиражирование только с согласия автора. Разрешается изготовление копий  для личного пользования.

Андрей ПУЗИКОВ

Калининград, 2008-2010 гг.

За гранью

роман


 
 
 

ГЛАВА 14

 
           Алексей вернулся в лабораторию и никак не мог справиться со своим возбуждением, переваривая всю свалившуюся на него информацию. Он выпил холодной воды и сел в кресло, пытаясь успокоить бурлящую в нервах энергию. Напряжением воли Алексей старался освободить сознание от образов и мыслей и наполнить его спокойствием космической вечности. Уставший организм тут же отключился, и Алексей заснул.

           Алексей подходит к окну своей комнаты и видит необычный пейзаж за окном. Лунный свет освещает дорожки парка между аккуратно постриженными кустами.
           - Сон! - смутно догадывается он.
           Слегка поколебавшись, Алексей подается в окно, не раскрывая его, и оказывается на узкой дорожке залитой луной. Взлететь не получается, и он идет между стрижеными кустами по направлению к Луне, висящей над горизонтом огромным белым диском. Впереди вырисовывается какое-то небольшое сооружение, то ли склеп, то ли часовня. Прямо перед Алексеем черный провал открытого входа. Вниз уходят едва различимые ступени. Он спускается вниз и замечает, что внизу светло.
           Алексей входит в небольшой зал. Пол выложен мраморными плитами. Вдоль стен выступающие мраморные колонны. В центре зала старинное дубовое кресло с тяжелыми подлокотниками и высокой, украшенной резьбой спинкой.
           - Там было старинное кресло…, - всплывает в памяти фраза.
           Алексей садится в кресло и замечает перед собой какой-то странный орнамент. Он сосредотачивает взгляд на этом орнаменте и вдруг ощущает, что вращается. Сознание активизируется и Алексей чувствует, что начинает просыпаться. По позвоночнику вверх поднимается волна энергии. На мгновение он ощущает, что куда-то проваливается, как в невесомость, но в следующее мгновение рывком подается вперед. Орнамент приближается вплотную, затем начинает расходиться в стороны, словно круги на воде, и перед ним открывается черный провал отверстия. Мертвенный холод и какой-то сдавленный ужас выползает из этой тьмы и заполняет все его существо. Алексею хочется отпрянуть, он почти ясно ощущает, как сидит в своем кресле, и стоит только слегка напрячься, и все это видение исчезнет, но, преодолев легкое колебание, он подается вперед, в эту черную бездну.
           Вокруг темно и неуютно. Алексей ощущает касания каких-то скользких теней. Становится ужасно противно, и он устремляется куда-то вперед, преодолевая сопротивление этих скользких теней, словно пытаясь пробиться сквозь большую бочку с селедкой. Впереди что-то блестит. Это щель двери, вот и ручка, Алексей рвет ее на себя. В лицо ударяет яркий свет. Перед ним светлая комната с окном, за которым виден сад. Алексей делает шаг в комнату и оглядывается. В пространстве позади него, за дверью, высвечиваются растерянные лица обнаженных людей. Это сквозь их бледные мертвенные тела он пробивался. Свет пугает их, и они, давя друг друга, разлетаются от двери в черную бездну. Дверь захлопывается. Алексей поворачивается и видит Авину, стоящую у окна.
           - Ты как сюда попал? А где Он? – восклицает девушка.
           - А ты, похоже, Его ждешь? – грубо парирует Алексей.
           - Нет, не жду…, - Авина запнулась. - Хотя нет, жду, он обещал вернуть меня туда, в жизнь!
           - Но ведь ты же не хотела возвращаться.
           - Да, не хотела. Но я устала здесь. Меня не пускают в сад. Меня никуда не пускают!
           Алексей внимательно смотрит на Авину. Красота ее лица и глаз такая же, как и раньше, но он замечает что-то еще, скрывающееся за этим наивным взором, что-то не детское, жесткое и холодно-расчетливое.
           - Ты не говоришь всю правду!
           Авина вздрагивает и начинает рыдать.
           - Ты мне не веришь! Почему ты мне не веришь! – при этих словах Авина закрывает ладонями рыдающее лицо.
           Алексей берет Авину за руки и, отводя их от ее лица, пристально смотрит в ее глаза, которые вдруг начинают бегать из стороны в сторону. Алексей напрягается, вкладывая во взгляд всю свою энергию, и вдруг лицо Авины начинает раздваиваться. Красивый образ Авины словно прозрачная тень отодвигается в сторону, и появляется черный провал лица колдуна с седой клиновидной бородой.
           - Она моя, я же тебе говорил, - доносится голос из черного провала лица, - теперь и ты мой!
           Алексей чувствует, что нечто пытается проникнуть в него, в самую сердцевину его сознания. Из провала лица появляется змея и ползет прямо в Алексея. Он уже не видит головы змеи, а только извивающееся, вползающее в него тело. Алексей чувствует, как страх подавляет волю, но вдруг, где-то в глубине его существа, распрямляется какая-то пружина, воля возвращается, и теперь он уже чувствует свою власть над этой змеей. Змея поворачивается, и ее голова с открытой пастью устремляется на колдуна. Алексей уже сам, превращается в эту змею и готов растерзать этот черный провал лица с седой бородой, но находит силы придти в себя и останавливает свою агрессию.
           - Не получится у тебя ничего, - спокойно говорит он, - отпусти ее душу.
           - Попробуй еще отсюда выбраться! – доносится хриплый голос, и черный провал исчезает вместе с седой бородой.
           Авина лежит на полу без движений. Алексей поднимает ее и встряхивает.
           - Надо возвращаться, - говорит он ей.
           -Я дала ему обещание быть с ним, даже если смогу вернуться. Почему ты не приходил так долго?! Я думала, что ты никогда не придешь.
           - Он был с тобой и прежде, чем ты попала сюда? Говори правду! - Алексей снова пристально смотрит Авине в глаза. - Это он заставил тебя выпить таблетки?
           - Я сама… Вернее не знаю… Мне трудно… Пусти, все вы такие!
           - Дура, идем, - Алексей тянет ее за руку.
           - Я боюсь туда!
           - Закрой глаза и крепко держись!
           Алексей тянет ее к себе, крепко хватает за талию и, толкнув ногой дверь, прыгает в темноту. Скользкие тени снова трутся со всех сторон, но Алексею это уже не так противно, он ощущает испуганно прижавшуюся к груди Авину и чувствует себя спасителем. Темнота никак не кончается. Алексей не видит выхода, а Авина вдруг начинает растворяться и исчезать из его рук. Вскоре он чувствует, что один, и нет с ним никакой девушки, нет ничего кроме темноты. Алексей пытается двигаться дальше, но темнота и тени все сильнее сдавливают его. Он задыхается и ему кажется, что это конец, а дальше ничего не будет, кроме вечной темноты.
           - Алеша, - неожиданно где-то далеко зовет его кто-то.
           Алексей из последних сил, устремляется на этот голос и начинает ощущать, как медленно возвращаться в собственное тело.

           Тело Алексея нестерпимо болело и как-то странно вибрировало. Он открыл глаза и увидел перед собой испуганную Лену.
           - Что с тобой?! У тебя страшное лицо! Ты весь холодный! Ты не дышал, и я испугалась, что ты мертвый!
           - Да вроде живой, - попытался пошутить Алексей.
           - Живой, - тихо пробормотала Лена и, опустившись на пол, словно ее покинули силы, закрыла лицо руками.
           Она сидела на полу, тихонько рыдая, всхлипывая и вздрагивая всем телом.
           - Ты что? – растерялся Алексей. Ему захотелось обнять Лену за плечи и успокоить, но какая-то нерешительность овладела им.
           - Я испугалась, - тихонько всхлипывала Лена, - прости.
           - Это ты прости меня, - наконец нашел в себе решительность Алексей и, опустившись на колени возле плачущей девушки, обнял ее за плечи.
           Она неожиданно прижалась к нему, и он снова растерялся. Ему хотелось погладить ее пышные красивые волосы, но руки стали словно свинцовыми и не подчинялись. Алексей вдруг почувствовал, что прижимает к груди что-то очень важное и драгоценное. Доверие прижавшейся к нему девушки наполнило его чувством ответственности, ответственности за те чувства, которые она питает к нему. Лена перестала плакать, и они еще долго сидели на полу, боясь пошевелиться. Наконец, Лена первой подняла голову и посмотрела в глаза Алексея. Он в третий раз растерялся, и не знал что делать.
           - Ладно, проехали, - произнесла Лена, высвобождаясь из рук Алексея и превращаясь из хрупкого создания в нечто жесткое и твердое.
           - Ты снова по астралу шлялся? – как-то язвительно спросила она, поднимаясь и отряхивая юбку, и добавила еще язвительнее:
           - Как там твоя фурия?
           - Нормально, - буркнул Алексей.
           - А вообще-то спасибо, - добавил он. - Ты меня уже во второй раз вытаскиваешь оттуда.
           - А ты бы там хотел остаться?
           - Не язви, я чуть не задохнулся в этой тьме. Кругом мерзкие скользкие мертвые тела. Пытался ее оттуда вытащить.
           - Ну и как?
           - Не знаю.
           - А если бы я не вернулась в лабораторию, что было бы?
           - Что было бы? - повторил Алексей. - Не досчитались бы одного члена экипажа, и всего-то.
           - Дурак! Ладно, проводи меня домой.

           Утром Алексей первым делом отправился в лечебное отделение повидать Таню. Не успел он войти в галерею, ведущую в клиническое отделение, как столкнулся с Сашей.
           - Здравствуйте, а Таня вчера вечером вышла из комы. Я как раз дежурила, - девушка едва сдерживала радость и готова была буквально расплакаться от счастья. – Никто не верил, а я верила, что она очнется!
           Алексей с замиранием сердца вошел в палату. На кровати сидела бледная худая Таня.
           - Здравствуй…, - Алексей хотел сказать Авина, но запнулся.
           - Здравствуйте, а вы кто? Врач?
           - В некотором роде, - ответил Алексей.
           Он вдруг сообразил, что там, в том мире, он также выглядел иначе, чем в этой жизни. Да и Таня может ничего не вспомнить о тех переживаниях.
           - Вообще-то у меня чисто научный интерес к вашему случаю, - поправился Алексей.
           Он старался не разглядывать пристально Таню, чтобы не смущать ее, хотя ему очень хотелось найти связь между красавицей Авиной и этой простенькой худенькой девушкой.
           - А я, говорят, долго была в коме, - сказала Таня, и, повернувшись к окну, продолжила:
           - Солнце светит и на душе как-то легко. Что на меня тогда нашло, сама не знаю. Такое ощущение, что где-то долго была, а теперь вернулась на старое место. Только вот не помню, где была. Когда проснулась, помню, продолжала переживать какие-то события, но как отвлеклась, так все и исчезло, как стерлось из памяти. А что вас интересует?
           - Да вот эти ваши переживания в коме и интересуют. Кстати, можем постараться оживить воспоминания. Есть некоторые методы. Наша лаборатория в соседнем корпусе. Звать меня Алексеем. Если вы не против, вот моя визитка.
           Алексей, возвращаясь в лабораторию, пытался осмыслить происшедшее. Открыв дверь, он почувствовал на себе пристальный вопросительный взгляд Лены.
           - Она очнулась! – не удержался и прямо с порога бросил он.
           - Кто она? – автоматом спросил Сергей.
           - Фурия материализовалась, - ответила за Алексея догадавшаяся Лена.
           - Какая фурия? - не сразу понял Сергей. - Постойте, Таня Нивина вышла из комы?
 

ГЛАВА 15

 
           Прошел месяц. Таню выписали из клиники, и она возвратилась домой. Алексей ее больше не видел. С одной стороны, у него было желание с ней поговорить, но с другой, он понимал, что говорить ему с Таней не о чем. Она все равно ничего не помнит, да и разве это Авина? Совсем другой, незнакомый человек. Да и откуда было Алексею знать, где кончалась реальность и начиналась иллюзия? Это был еще мало осмысленный опыт прикосновения к иному, нематериальному миру.
           Переживания, связанные с Авиной, стали отходить на второй план, как пережитый опыт, яркий и чувственный, но уже ушедший целиком в прошлое и не затрагивающий настоящего. А в настоящем Алексей неожиданно стал замечать, что его мысли и внимание все чаще и чаще стала занимать Лена. Он постоянно ловил себя на том, что скользит взглядом по Лениной фигуре, стараясь, чтобы это не заметили другие и сама Лена.
           Стояла осень. Несколько дней подряд моросил дождь, но в этот вечер небо очистилось от серых туч, и последнее небольшое облачко вдруг заиграло неожиданными яркими красками в лучах заходящего солнца.
           Придя домой, Алексей, расположился в любимом кресле перед окном, чтобы проводить взглядом солнце, медленно спускающееся к горизонту, слабо различимому за уже редкой пожелтевшей листвой деревьев. Он стал привычно погружаться в свои любимые фантазии будущего, наполняя душу чистотой, той чистотой, не только природы, но и человеческих отношений, к которой тянулось все его естество. Нельзя сказать, что ему совсем не нравился современный мир. Но он принимал его таким, как есть, со всем его лицемерием, грубостью, моральной нечистоплотностью и загрязненной природой, только ради этого потенциального будущего, к которому этот мир, по его глубокому убеждению, должен был обязательно придти. Иначе жизнь для него не имела бы никакого смысла. Перед его внутренним взором, вместе с уходящим диском солнца погружался в сумерки город будущего, утопающий в золоте осени, с чистыми аллейками и небольшими площадями, украшенными скульптурами из светящихся материалов, фонтанами и цветочными клумбами в форме трехмерных композиций. Это искусственное человеческое творчество удивительно вписывалось в естество природы, вместе с гуляющими парочками влюбленных и небольшой компанией оживленно беседующих людей. А над этой мирной картиной светили звезды – отражение бесчисленных миров, населяющих Космос. Где-то там, в неизведанных просторах пространства, кипела созидательная работа. Кооперация миров широко раздвинула границы возможностей человечества, и мелкая суета прошлых эпох догорала сухими листьями в потоках радости и благодати одухотворенного человеческого бытия.
           Алексей попытался еще ярче увидеть представляемую картину, как, заметил, что отвлекается, и вместо будущего, перед внутренним взором мелькают воспоминания прошедшего дня, связанные с Леной. Вот она улыбается, удивляется, смотрит вопросительно, смеется, все это до мелочей врезалось в память и проигрывается как на экране снова и снова. Молодой человек почувствовал, некоторую дисгармонию, словно две песни доносятся с разных сторон, обе любимые и приятные, но мешающие друг другу. Мгновенно пришло решение, и Алексей перенес Лену в город будущего. Он представил девушку стоящей, облокотившись на перила оградки у края возвышенности, под которой вдаль уходят разноцветные огоньки города, играющие мягким, нежным светом. Легкое вечернее платье слегка колеблется ветерком, облегая стройную девичью фигуру. Вот Алексей тихо подходит, встает рядом, и они молча парят над огнями города, слегка касаясь плечами друг друга. Фантазия захватила Алексея, и он уже был не властен над ней. Это уже видение, живущее по своим законам, и погружающее Алексея в свою реальность, не менее, а может быть даже более реальную, чем его повседневная жизнь. Он поворачивает голову, чтобы увидеть лицо Лены, и замечает, что с другой стороны девушки стоит Сергей, так же повернувший в этот момент голову к Лене. Лена, улыбаясь, смотрит в даль. Алексей чувствует, как больно сжимается его сердце, словно проткнутое насквозь большой иглой…
           Видение исчезло. Алексей продолжал сидеть в кресле, боясь пошевелиться, не понимая, откуда взялась эта сильная боль в области сердца.
 

ГЛАВА 16

 
           В следующее воскресенье Лена пригласила Алексея с Сергеем на свой день рожденья, который отмечала дома. Помимо них и Лениной мамы, были еще какие-то родственники: две девушки и парень, и ее подружка еще со школы Света. Лена сидела во главе стола, а Алексея с Сергеем усадили прямо напротив нее. Обычно Лена почти не пользовалась косметикой, но сейчас ее лицо было подчеркнуто легкими штрихами туши, помады и теней, дополненное аккуратно уложенной слегка завитой прической. Алексей вдруг сделал для себя открытие, что Лена просто поразительно красива. Конечно, он всегда считал ее красивой, но раньше она была всего лишь одной из многих хорошеньких женских созданий, которых не так мало вокруг. А сейчас она вдруг неожиданно выделилась из всех, как сверкнувший солнцем янтарь среди серых камешков, омываемых пеной прибоя. Алексей слегка оторопел от неожиданных изменений произошедших с Леной и его внутренними ощущениями, и совершенно лишившись инициативы, скованно сидел, почти не замечая, что происходит вокруг. Звучали тосты, кто-то шутил, все смеялись. Он тоже смеялся, машинально реагируя на общее поведение, не понимая, по какому поводу смеются.
           Понемногу Алексей стал приходить в себя, и даже заметил, что Сергей выпивает уже не первую рюмку водки. Это насторожило Алексея, так как обычно Сергей больше одной рюмки никогда не пил, да и ту не до конца.
           - А теперь тост за Лениным начальником, - обратилась к Сергею Ленина подружка, Света, с раскрасневшимися щеками от спиртного и эмоций.
           Сергей встал с поднятой полной рюмкой и как-то не совсем уверенно оглядел всех собравшихся за столом.
           - Я хочу сказать, - начал он, но остановился, чуть помедлил, и добавил: - Знаете, я сначала выпью это, а потом скажу.
           Сергей залпом опустошил рюмку, даже не поморщившись, и стоя с пустой рюмкой продолжал:
           - Это не совсем тост, вернее совсем не тост.
           Он снова сделал паузу. Все с любопытством смотрели на него, в ожидании чего-то необычного.
           - Да, Лена удивительный человек, и я…, - Сергей снова запнулся.
           - В общем, я не желаю, а я предлагаю…, - Сергей набрал воздуха в легкие и уже твердо продолжил:
           - Я предлагаю Лене свою руку и сердце, то есть выйти за меня замуж.
           За столом воцарилась тишина. Алексей почувствовал, что у него что-то рухнуло внутри. Ему показалось, что Лена скользнула по нему взглядом, словно ища поддержки, но он отвел взгляд в сторону. Сергей был его другом, и он не считал себя вправе становиться на его пути.
           - Третий должен уйти, - всплыли в его голове слова известной песни.
           - Ну, ты-то чего молчишь, - толкнула Лену в бок подружка. - Тебе предложение, понимаешь ли, сделали, когда свадьбу будем справлять?
           - Мне надо подумать, это слишком неожиданно, - спокойным негромким голосом произнесла Лена.
           Ее лицо стало серьезным и как-то углубленно-сосредоточенным.
           - Надежда у меня есть? – уже не колеблясь как раньше, задал вопрос Сергей.
           Алексей чувствовал, что он должен сейчас посмотреть Лене в глаза, но не мог этого сделать и тупо смотрел в какие-то тарелки на столе.
           - Надежда есть, - спокойно сказала Лена. Ее лицо вдруг резко повеселело.
           - Так, будем считать помолвку состоявшейся, а пока у нас продолжается день рожденья, это означает – пора танцевать, - произнесла Света и, дотянувшись до проигрывателя, из которого была едва слышна музыка, резко добавила громкости.
           Стол сдвинули в сторону, чтобы освободить пространство для танцев. Алексей взял себя в руки. Ему не хотелось, чтобы кто-то заметил его растерянность. В этот момент зазвучала медленная музыка, кто-то уже начал танцевать, и Алексей пригласил на танец девушку, оказавшуюся ближе всех к нему. Он старался не замечать Лены и Сергея, но чувствовал, что они танцуют вместе где-то рядом.
           За окном закружился легкий снежок, и все решили идти гулять. Они сначала шли веселой гурьбой по улице, но потом растянулись по парам. Лена взяла Сергея под руку, и они шли слегка впереди. Алексей не заметил, как та девушка, с которой он танцевал, оказалась рядом с ним, и они шли чуть поодаль от Лены с Сергеем. Взгляд Алексея скользил по окружающим домам и дороге. Все его чувства отключились, и оставленный сам с собой мозг, безразлично регистрировал поведение машин на скользкой от мокрого снега дороге. Водители ехали медленно и неуверенно. Вдали показался какой-то лихач на крутой иномарке, несшийся вперед на приличной скорости. Переходя с одной полосы на другую, он обгонял других, куда-то спеша. Не проскочит, подумал Алексей, когда несущаяся иномарка была уже рядом с ними и пыталась проскочить через группу медленно едущих машин. Резко завизжали тормоза, и Алексей вдруг понял, что через мгновение скользящая боком машина вылетит прямо на них. Раздумывать было некогда. Алексей резко оттолкнул в сторону от предполагаемого удара идущую рядом девушку, и бросился к Сергею с Леной. Машина уже летела на них, когда он успел их оттолкнуть, и почувствовал, сильный удар в бедро. Его отбросило скользящим ударом, и, падая, перевернувшись в воздухе, он успел заметить, что летит лицом прямо на бетонную цветочную вазу. Алексей попытался максимально уйти от удара, но все же зацепил виском о шершавый бетон.
           В ту же секунду Алексей вскочил на ноги, оглядывая место происшествия. Иномарка багажником врезалась в дерево, более никого не зацепив. Сергей с Леной и девушка, еще не осознав происшедшего, продолжали лежать на снегу, там, куда их толкнул Алексей. Алексею стало весело, солидное количество адреналина буквально кипело в его жилах и напрочь выбило из него всю скованность и подавленность этого вечера. Боли он не чувствовал, лишь ощущал, что из разбитого виска течет кровь, и, чтобы не пачкать одежду, наклонил голову, и капли крови стали падать на снег.
           - Веселые дела! – сказал он поднимающимся друзьям.
           Пока они вставали, Алексей подошел к иномарке. В ней был только водитель, который явно не пострадал, но продолжал сидеть, видимо в шоке от происшедшего. Алексей дернул дверь, и вздрогнул от неожиданности. За рулем сидела миниатюрная девушка с бледным испуганным лицом. В этот момент к нему подскочили Сергей с Леной.
           - Что с тобой, у тебя кровь идет, - бросилась Лена к Алексею.
           - Ничего, все живы, - эти слова Алексей сказал не столько для Лены, сколько для перепуганной девушки в иномарке.
           - Надо скорую вызвать, Сергей! - продолжала Лена.
           - Никаких скорых, мелкие травмы сами залечим, - остановил Алексей Сергея, полезшего в карман за мобильником. - Лучше помоги даме за рулем в себя придти.
           Вся компания, подоспев, уже топталась вокруг. Лена достала платок и приложила его к разбитому виску Алексея. Только теперь он почувствовал сильную тянущую боль в ноге. Отойдя в сторону, Алексей присел на край бетонной цветочной вазы, придерживая левой рукой платок у виска, который уже покраснел от крови. Лена суетилась вокруг него.
           - Может, все-таки скорую?
           - Не надо! - в очередной раз жестко оборвал ее Алексей. - Перелома нет, а ушиб и так пройдет.
           Лена присела перед ним на корточки и взяла его руку. Алексей, придерживая другой рукой платок, впервые с того рокового момента этого вечера, посмотрел ей в глаза. Руки Лены были холодные как лед, но от них шло какое-то тонкое тепло. Он смотрел в ее глаза, и вдруг ощутил, что все вокруг, в этом мире, ничего не значит, кроме этих, бесконечно родных глаз. Подошел Сергей.
           - Прости, - обратился к нему Алексей. - Мы с тобой друзья, но пусть Лена сама сделает свой выбор, - и, повернувшись к Лене, продолжил: - Я люблю тебя и буду счастлив, если ты согласишься стать моей женой, но если ты любишь Сергея, я так же буду счастлив, потому что буду знать, что ты и мой лучший друг счастливы.
           - Нет, это я рад, что все так получилось, - сказал Сергей. - Я не должен был делать Лене предложение, ведь я знал, что она любит тебя. Простите меня оба.
           Было видно, что Сергею нелегко это говорить, но он словно освобождался от чего-то с каждым произнесенным словом, и когда все было сказано, его лицо вдруг просветилось какой-то светлой благодатью.
           - Ты настоящий друг, - Сказала Лена, и, обняв его, поцеловала в щеку.
           - Спасибо, - Алексей протянул Сергею руку, и они обменялись крепким, долгим рукопожатием.
           - Ладно, вам тут близко, а я эту перепуганную дамочку домой отвезу, машина только помята, но на ходу, а она теперь боится за руль садиться.
           - И куда же она так спешила? – пробормотал Алексей, вставая и преодолевая боль в ноге. - Нерв, похоже, защемило, зараза!
           - А тебе теперь так важно, куда она спешила?
           - Действительно не важно, - согласился Алексей. – А у тебя же прав с собой нет, да и промили в крови в солидном количестве.
           - Ничего, бомба два раза в одну воронку не падает, доставлю. Да и судя по машине, папа у нее богатенький, отмажет от гаишников, если что.
           Иномарка с Сергеем и дамочкой уехала. Гостей рассадили по автобусам, и Алексей с Леной направились к ней домой. Мама Лены была удивлена, но как-то быстро освоилась с новым положением дел, и помогла Лене обработать рану на виске у Алексея. Она не вмешивалась в дела дочери, они хорошо понимали друг друга и всегда ладили. На бедре у Алексея был огромный синяк с отеком. Под кожей прощупывался твердый комок. Из-за защемленного нерва, ногу периодически сводило с сильной почти шоковой болью, но что это значило, по сравнению с тем, что он приобрел в этот день!
           Было уже поздно, Лена предложила постелить Алексею в кухне, но он категорически отказался.
           - Что, я квартал пройти не смогу? – уверенно отрезал он.
           Лена вышла проводить его в коридор. Она взяла его за руку, словно не желая отпускать. Алексей обнял девушку. Она спрятала лицо на его груди. Так они простояли несколько минут.
           - Знаешь, у нас еще целая жизнь впереди, - Алексей оторвал от своей груди Лену за плечи, и заглянул ей в глаза. Ее глаза смотрели настороженно, словно не веря в реальность происходящего, но где-то в своей глубине светились нежным светом счастья. Алексей поцеловал ее по очереди в оба глаза, и бросив: До завтра! - не оборачиваясь, скрылся в лифте.
 

ГЛАВА 17

 
           Все последующие дни жизнь Алексея наполнилась каким-то новым смыслом, даже отошли на второй план его научные идеи и философские размышления. Он уже не мог себе представить, как это он раньше мог существовать один, не думать каждый час и почти каждую минуту о Лене, не ощущать не покидающий его, вкус ее губ, и запах ее нежного тела. Каждый день превращался в нетерпеливое ожидание, когда же, наконец, они останутся одни наедине друг с другом.
           Свадьбу они решили провести в конце весны, когда все расцветет, но Алексея слегка настораживало, когда он замечал, что разговоры о свадьбе Лена ведет неохотно. Причина этого выяснилась довольно скоро. Лена призналась Алексею, что в ее планах не тихая семейная жизнь, и что ее приглашает в аспирантуру в Москву известный профессор, с которым она познакомилась на конференции в прошлом году и с тех пор переписывается.
           - Семья, дети, все это от нас никуда не убежит, - сказала она, - но сейчас надо сосредоточиться на учебе в аспирантуре.
           - А разве, если мы поженимся, это будет мешать? – задал вопрос Алексей.
           - А для чего жениться, если не заводить детей и всего что к этому прилагается? – ответила она вопросом на вопрос.
           - Чтобы чувствовать, что мы с тобой одно целое и навсегда.
           - А разве мы и так с тобой не одно целое? Разве наша любовь как-то изменится от какой-то формальности?
           - Странно получается у нас, - слегка озадачено продолжил Алексей, - обычно женщины стремятся к оформлению отношений, а тут, все наоборот.
           Лена взяла Алексея за руки, прильнула к нему вплотную и заглянула в глаза своим твердым, понимающим взглядом.
           - Так и должно быть, ведь я не такая как все, а если бы была такая как все, я разве тебе понравилась бы? И если я стану простой домохозяйкой, разве ты будешь продолжать меня так же любить?
           Алексей некоторое время смотрел молча ей в глаза, и только потом тихо произнес:
           - Прости.

           Прошло два месяца, как Лена уехала в Москву. Сначала они звонили друг другу почти каждый день, но потом через день, через два дня…. Последние две недели они общались по телефону всего два раза. Лена отдавала себя полностью своей учебе, а Алексей понемногу стал снова привыкать к своему одинокому холостяцкому существованию. На освободившееся место в лаборатории, пока начальство сверху не успело кого-нибудь подкинуть, Алексей предложил Сергею взять Сашу. Хотя место было научного сотрудника, а Саша была всего лишь студенткой, заканчивающей второй курс, но, поговорив с Сашей, Сергей пообещал уладить дело с руководством института.
           В отличие от спокойной и не очень разговорчивой Лены, Саша своей порывистой, бьющей во все стороны энергией, несколько изменила привычный ритм жизни лаборатории. У нее всегда была масса идей, которые она быстро забывала, и тут же генерировала новые. Если Лена была на правах равноправного сотрудника, несмотря на некоторое снисходительное отношение к ней Сергея с Алексеем, то к Саше они однозначно относились как к ученице, что наполняло их определенным чувством ответственности. Им обоим импонировала роль учителей и наставников, и они соревновались в этом качестве, что нисколько не тяготило Сашу, воспринимающую все, что ей советовали с широко открытыми темно-серыми глазами и легкой улыбкой тонких губ.
 

ГЛАВА 18

 
           Слегка запоздавшая весна, словно извиняясь за свое опоздание, щедро заливала солнцем уставшую от зимы природу. Начинали цвести сады. Однажды Саша пришла на работу взволнованная, и сразу с порога рассказала Алексею про то, что она узнала о Тане Нивиной.
           - Представляете, - она всегда обращалась к Алексею с Сергеем исключительно на вы, - Таня сейчас в психушке!
           Алексей попытался выяснить у нее все, что она знает. Оказалось, что Таня продолжала слышать голос некоего учителя, который сказал ей, что ее хотят проверить на преданность силам света. Что она их любит больше, чем мать, которую она всегда очень любила. Для проверки ей предложили ударить Мать, и она это сделала. Алексей в глубине души понимал, что этот ход вещей имеет свою жесткую и справедливую закономерность, но ему по-человечески было жаль Таню, да и связанный с ней образ Авины еще продолжал существовать ярким, чувственным воспоминанием.
           Несколько дней Алексей не мог освободиться от мыслей о Тане и о том, что рассказала Саша. Он знал, что в одной из лабораторий института проводятся исследования, связанные с расщеплением сознания и шизофренией, и что определенные исследования проводятся на базе местной психиатрической больницы. В этой лаборатории работал его бывший однокурсник. Зайдя к нему, в гости, Алексей узнал, что на следующей неделе проводится семинар по данным вопросам и предполагается в его процессе посещение психиатрической больницы. Это было весьма кстати. С одной стороны, Алексей был не прочь поучаствовать в семинаре и больше узнать об этом специфическом расстройстве мозга, а с другой стороны, был шанс увидеть Таню и, возможно, поговорить с ней.
           Главврач городской психушки лично встречал участников семинара. Сначала был запланирован его доклад, а потом непосредственное посещение больных. На вид главврачу было чуть менее сорока лет, худощавый, со сдвинутым на бок носом. Когда он говорил, обращаясь к аудитории, его лицо было повернуто к слушателям под углом в сорок пять градусов, но сдвинутый набок нос смотрел прямо на них.
           - Чудной мирок и его чудной хозяин, - мысленно сделал вывод Алексей.
           Особо новой информации из доклада он для себя не услышал, но бросилась в глаза несколько странная позиция главврача к современным духовным движениям. Он рассказал, как недавно, будучи в Питере, ему показывали молодых людей, которые были практически реабилитированы к обычной жизни после тяжелых форм психических расстройств, не чем иным, как духовными практиками секты Аум-Сенрике. Главврач со странным и явно нездоровым воодушевлением рассказывал об этом. В то же время, самой опасной, по его мнению, была духовная философия Рерихов, стимулирующая у людей слышание голосов. В официальной психиатрии, слышание голосов, или, другими словами, слуховые галлюцинации считаются прямым симптомом шизофрении.
           Они шли по коридору больницы, ведомые главврачом и его замом, пожилой женщиной с застывшей улыбкой на лице и хитрыми глазками. Когда они входили в очередную палату, женщина-зам, открывая двери, прямо с порога обращалась к пациентам вкрадчиво-фальшивым голосом:
           - Ну, как спалось? Голоса не слышали?
           Алексею это быстро надоело, и он, отстав от группы, подошел к дежурной медсестре и поинтересовался, в какой палате находится Таня Нивина.
           Алексей открыл дверь в палату. В палате было три кровати. Одна была пуста, на другой кто-то спал под одеялом, а на третьей сидела Таня, резко повернувшая голову на звук открывающейся двери. За окном просматривался цветущий сад. Алексей почувствовал легкое дежавю. Как-то все это было уже знакомо.
           - Здравствуйте, Таня, - поздоровался Алексей.
           - Здравствуйте, - Таня слегка напряглась, вспоминая. - Ах, да, вы, кажется, в институте ко мне заходили.
           - Да было такое, - Алексей присел рядом с ней на кровать. – Как тебе здесь?
           - Плохо! Хуже чем в коме. Таблетки, таблетки, после них ничего не хочется, словно не живешь. Все безразлично и серо. А вы…?
           - Нет, я не врач, - поспешил успокоить ее Алексей. - Не бойся, я никому не расскажу.
           Таня пристально и недоверчиво посмотрела на Алексея.
           - Я таблетки незаметно выбрасываю, а где-то я вас еще видела.
           - Ты с ним общаешься? – спросил Алексей.
           - С кем с ним, - слегка опешила Таня.
           - С учителем своим.
           Таня снова пристально посмотрела в глаза Алексея, колеблясь, доверять ему или нет.
           - А откуда вы знаете про учителя?
           - Знаю. Ты ему веришь?
           - А что мне делать? Сначала верила, потом сомневалась, а теперь все равно выбора нет.
           - Что значит, нет выбора?
           - А то и значит! Эта вот спит все время, - Таня кивнула на спящую под одеялом фигуру. - А та, - она показала на пустую кровать, - лишь на истерики способна, и ее все время куда-то уводят.
           - И ничего не снится, - продолжала Таня, - одна пустота. Только один сон иногда повторяется, - девушка вдруг напряглась, вглядываясь в лицо Алексея. - Похожи Вы…
           - На что похож?
           - На того, из моего сна, - она при этих словах встала. - Дайте мне руку, пожалуйста.
           Алексей встал и подал ей руку. Таня взяла ее, легонько сжала и на мгновенье задумалась, словно что-то вспоминая, затем повернулась к окну и направилась к нему, увлекая за собой Алексея. У окна она остановилась, продолжая держать Алексея за руку, а он никак не мог отделаться от дежавю. Ощущение того, что все это уже когда-то было, не покидало его.
           - Мы выходим в это окно, - заговорила Таня, - и идем по дорожке среди сада, а потом…, - она замолчала.
           - Что потом?
           - Потом все исчезает, абсолютно все! Меня не пускают туда. Потом приходит Он, и что-то говорит, мне все равно что, лишь бы не одиночество. Я уже поняла, что он не от света, но что мне с того?
 

 
           Алексей посмотрел в окно, и только сейчас заметил, что за небольшим садом видна высокая глухая кирпичная стена, столь высокая, что за ней уже ничего не видно. Таня отпустила его руку и села на кровать точно так же, как она сидела, когда он вошел в палату. Алексею стало не по себе. Ему показалось, что поверни он сейчас голову в сторону противоположной стены, там будет небольшая дверь, за которой тьма и снующие бесцельно обнаженные тела. Таня словно уловила его мысли.
           - Там дверь, - показала она на противоположную стену. - А за ней мертвецы.
           Алексей вздрогнул и, повернувшись, посмотрел на стену. Стена как стена, оклеена обоями. Он подошел к самой стене, и вдруг различил слегка выступающий под обоями контур некогда бывшей двери. В этот момент дверь в палату открылась и ввалилась вся делегация, во главе с главврачом.
           - Ну, как спалось, Танечка, голосов не слышала? – задала свой стандартный вопрос пожилая дама.
           Таня отвернулась от них и молча легла на кровать лицом к стене.
           - Типичный случай, - Объяснял Главврач, - слышит голоса, советующие ей что-то делать. Болезнь спровоцирована так называемой «духовной» практикой. Типичное расщепление сознания…
           Алексей не стал слушать дальше и вышел в коридор. Он попытался понять, что находится там, за той стеной палаты, но коридор здесь заканчивался, и палата была последней.
           - А что там за стеной? – поинтересовался он у дежурной медсестры.
           - Там склад. Это пристройка, где мы сейчас. Раньше та часть отдельным флигелем была, и в ней располагался больничный морг.
           - Но ведь это же негативно влияет на больных, - не удержался Алексей.
           - Да что на них влияет, - продолжала медсестра, - после таблеток они и на родственников не реагируют, им что живые, что мертвые.
           Алексей почувствовал непреодолимое желание уйти отсюда, из этого царства раздавленной жизни, выйти на свежий воздух, к солнечному свету и миру людей, суетящихся своими делами, и пробегающих мимо этого забытого богом места.
 

ГЛАВА 19

 
Несколько дней Алексей ходил в подавленном настроении. Вся эта история с Таней заполнила его мозг целиком и вытеснила все остальное. Его стала мучить бессонница. Одну ночь он совсем не мог уснуть. Проворочавшись почти до рассвета, Алексей встал, накинул халат, выпил холодной воды и сел в свое кресло перед окном, в ожидании восхода солнца. Он откинул голову на спинку кресла и мгновенно погрузился в сон. Вернее это был не совсем сон. Он продолжал осознавать, что сидит в кресле, и в то же время, одновременно, вокруг него разворачивались события, участником которых он являлся.

           Алексей сидит в высеченном из камня кресле, посреди серой каменистой пустыни. До горизонта все каменное и серое, и лишь на горизонте небольшая розовая полоса, предвещающая восход солнца. Перед ним прямо из камня вырастает дерево, сначала сухой и голый отполированный ветром ствол, потом из него такие же сухие голые ветви. Вдруг дерево начинает превращаться в Авину. Вернее он ясно понимает, что это Авина, но это не та, красавица Авина, а угловатая фигура немолодой женщины, некрасивое худое, с обвисшей грудью тело прикрывают серые лохмотья. Ее лицо смотрит безразлично в сторону Алексея.
           - Зачем ты сюда пришел? – холодным бесчувственным голосом спрашивает она его. - Смотреть на мои страдания?
           - Я хотел помочь тебе, - хочет ответить Алексей, но чувствует, что не может открыть рот.
           - Помочь?! – Женщина издает какие-то звуки, похожие на хохот, но ее лицо при этом искривляется в страшных конвульсиях. – Мне нельзя помочь!
           - Почему? – опять мысленно спрашивает Алексей, так как тело ему не подчиняется.
           - Хочешь, чтобы я тебе рассказала? Чтобы ты осудил меня еще сильнее, и мои муки длились еще дольше?
           - Я не собираюсь тебя осуждать.
           - Это тебе так кажется, пока ты не знаешь моей истории. Но ты был добр ко мне. Если не осудишь, сократишь мои муки, но если осудишь, продлишь их в несколько раз.
           - Мне действительно не хочется тебя осуждать, ведь это было в прошлом, и ты осознала совершенное, значит, тебя не за что осуждать.
           - В прошлом?! – женщина снова хохочет. – Что есть прошлое? Что настоящее? Что будущее? Все одно, и все всегда! И всегда эти муки!
           - Ты хочешь сказать, что эти муки были и тогда, когда ты нечто совершила?
           - Были, только мне они тогда казались удовольствием, удовольствием власти, наслаждением властью над теми, кого я ненавидела! – лицо женщины искривляет гримаса недовольства. - Зачем я это тебе сказала, зачем ты меня пытаешь? Мне теперь придется все тебе рассказать. Смотри.
           Женщина обхватывает себя руками и начинает вращаться, превращаясь в серый вращающийся кокон. Кокон слегка розовеет, потом сильнее, вращение замедляется, и перед Алексеем появляется Авина, такой же красивой, какой она была раньше. Она одета в старинное роскошное платье.
 

 
           - Это я, - слышит Алексей голос женщины, - была тогда такой. А это мой жених, герцог.цог.
           При этих словах рядом с Авиной появляется фигура молодого бородатого мужчины, так же одетого в старинное платье.
           - А это моя родня, которую я ненавидела, за то, что они бросили меня в нищете, так как я была внебрачной дочерью отца.
           Алексей замечает, что пустыня исчезла, и вокруг него площадь старинного города, набитая народом. Он стоит у деревянного помоста, на котором дрожат от страха связанные одной веревкой люди в разорванных, некогда дорогих одеждах. Невдалеке, на каменном возвышении стоит Авина с мужем герцогом. Все вокруг неестественно огромное, включая и людей, и Алексей осознает себя маленьким мальчиком, подошедшим вплотную к помосту, и на которого никто не обращает внимания. Красавица Авина притягивает его взгляд своей улыбкой и роскошным ярко-розовым платьем. В следующий момент ее заслоняет фигура палача с огромным топором. Алексей догадывается, что это казнь.
           - Да, ты правильно все понял, - продолжает звучать голос женщины, - казнь, и не просто казнь. Герцог по моему велению сжег их княжество и пленил их. Но мне мало было этого, я жаждала изощренной мести, и казнь я придумала самую страшную. Их всех должны были медленно рубить на части по очереди.
           Алексей чувствует, как трясутся от животного ужаса стоящие рядом связанные люди. Он слышит их крики и мольбы помиловать, но лицо Авины улыбается злорадной улыбкой, не скрывая явного удовольствия. Он видит, как герцог поворачивается к ней и просит ее прекратить казнь и простить этих людей, но она непреклонна.
           Палач отвязывает девушку и швыряет ее на доски помоста под рев толпы и взмахивает топором. Алексей пытается закричать, как-то помешать происходящему, но у него ничего не получается.
           - Хотел смотреть? Смотри! – снова слышит он хриплый голос.
           Алексей понимает, что здесь нужно действовать иначе, и, не напрягая тела, он призывает свет, представляет, как льется сверху благодать на всех этих людей, ревущую толпу, палача, трясущихся от ужаса осужденных. Сцена казни замирает и превращается в неподвижную картинку, похожую на иллюстрацию к детской книжке. Картинка растворяется и перед Алексеем снова сухое дерево, стоящее в каменной пустыне. Видение постепенно гаснет.

          Алексей еще долго сидел в кресле. На улице было уже совсем светло. Проскочивший сквозь утреннюю дымку луч солнца заиграл на стене ярким пятнышком, словно подавая Алексею руку и призывая выбраться из подавленного состояния, вызванного видением.
           - Спасибо, - сказал Алексей вслух солнечному зайчику, словно старому другу.
           Он некоторое время смотрел на пятнышко яркого света, стараясь заполнить им все свое существо и вытеснить тяжесть пережитого без остатка. Затем встал, скинул халат и, открыв настежь окно, стал делать утреннюю зарядку, преодолевая ломоту тела.
           - Надо покрыть льдом понимания, - вспомнилась фраза из духовного учения.
           - Надо покрыть льдом понимания, - почти беззвучно проговорил он губами.
           Тяжесть, заполнявшая его душу и сдавливающая сердце стала отпускать.
 

ГЛАВА 20

 
           Было обеденное время. Саша сходила за булочками в соседнее кафе, и пригласила Алексея с Сергеем к чаю. Специально для чаепития и небольших перекусов в углу лаборатории стоял небольшой старенький журнальный столик.
           - Я иногда думаю, - заговорила Саша, глядя сквозь чашку чая, которую она держала перед собой, - нам только кажется, что мир вокруг нас трехмерный. Вот мы приходим каждый день сюда, в лабораторию, и уверены, что пришли в то же самое место, в ту же точку трехмерного мира. А на самом деле это уже совсем другая точка, совсем другое место, и эти места, эти точки, совпадают только в проекции на трехмерный мир нашей иллюзии. В иных измерениях эти точки находятся далеко друг от друга, просто мы этого не осознаем.
           Саша вернула взгляд откуда-то изнутри себя и как-то неуверенно скользнула взглядом по лицам Алексея с Сергеем, словно опасаясь какой-то нежелательной с их стороны реакции.
           - Я тоже об этом думал, - поддержал ее Алексей.
           - Да, вот смотрите, - оживилась еще больше Саша, забыв о чае. – Представьте: мы идем по улице, перемещаемся в трехмерном пространстве, но при этом мы можем перемещаться и в другом измерении одновременно. Таким образом, подходя к другому концу улицы, мы можем оказаться совсем в разных местах многомерного пространства. Мы можем оказаться в точке, где холодно и неуютно, а можем оказаться в точке, где радостно и светло. Представьте себе, что от нас зависит то, пойдет ли серый дождь, или выглянет солнце, к тому моменту, когда мы дойдем до конца улицы. Просто в многомерном пространстве есть точка, в которой идет дождь, и есть точка, в которой светит Солнце, и обе эти точки проецируются в наш трехмерный мир в одно и тоже место, одну и ту же улицу. Мы неосознанно перемещаемся в других измерениях. А ведь можно перемещаться сознательно!
           - В этом предположении нет внутреннего противоречия, - поддержал Сашу Сергей. - Мысль интересная, она перекликается с некоторыми нашими с Алексеем идеями.
           - И что такое пространство? - взял инициативу Алексей. - Всего лишь способ взаимодействия тел, феноменов бытия, без самих этих взаимодействующих феноменов, само по себе, пространство не существует.
           - Как и время тоже, - добавила Саша.
           - Именно так, - поддержал ее Сергей.
           - Все вокруг лишь наша иллюзия, отражение нашим сознанием чего-то гораздо большего и объемного, - продолжил Алексей.
           Саша задумалась, и ее взгляд снова ушел куда-то внутрь. Несмотря на то, что мысли Алексея были заняты обсуждаемой проблемой, тем более, что это была его любимая тема, он успел заметить, что лицо Саши в этот момент приобрело какую-то особую одухотворенную красоту.
           - Мы лишь отражаем в своем сознании нечто необъятное и неизмеримое так, как это нам удобно, соответствует запросам нашего субъективного существования, - продолжила задумчиво Саша, как вдруг ее глаза вспыхнули новой догадкой:
           - Значит, мир нашей реальности ограничен нами самими, включая и все его материальные законы.
           - Именно так, и мы с Алексеем опубликовали ряд статей на эту тему, - спокойно сказал Сергей. - Наш главный вывод в том, что законы физики не распространяются неизменными во все стороны. Должен существовать определенный радиус их действия с Землей в центре, а за этим радиусом законы материи будут приобретать все большую и большую неопределенность, по мере удаления.
           - Интересно! Дайте мне прочитать, - громко воскликнула Саша.
           - Хорошо, только читать будешь после работы, - шутливо-начальственным тоном ответил ей Сергей.
           - Да, кстати, - продолжил он, - я как раз хотел сообщить важную информацию, относительно реакции на эти наши статьи, только час назад сам узнал.
           Алексей удивленно посмотрел на Сергея, а тот продолжал:
           - Какие-то научные круги, связанные с закрытыми исследованиями, проявили интерес и приглашают нас в Москву, то ли на какой-то закрытый семинар, то ли еще для чего-то. Я только понял, что Главный уже запланировал нам командировку на неделю со следующего понедельника.
           - Вот это да! – радостно воскликнула Саша.
           - Увидишь Лену, - продолжал Сергей.
           - Почему увидишь, а не увидим, - настороженно перебил его Алексей.
           - Я не поеду.
           - Но ведь ты сказал, что Главный уже запланировал командировку.
           Сергей потупил взор, словно чувствуя вину за то, что он вынужден был что-то скрывать от друга.
           - Я ухожу из института и уезжаю, - вымолвил он, словно освобождаясь от чего-то тяжелого.
           - Не понял, что произошло? – Алексей напрягся ожиданием чего-то еще неожиданного, вдобавок ко всему происходящему.
           Сергей молча посмотрел на часы, встал и подошел к окну.
           - А вот и Вероника, - сказал Сергей, глядя в окно.
           Какая Вероника? – не понял Алексей и посмотрел в окно, туда, куда смотрел Сергей.
           Внизу была видна автостоянка института. Какая-то дорогая, сверкающая своей блестящей чернотой, машина, в марках которых Алексей плохо разбирался, только что въехала на стоянку и припарковывалась. Из машины выскочила миниатюрная девушка в черном брючном костюмчике и развивающимися на ветру светлыми волосами, и порывистой походкой на высоких шпильках направилась к входу в институт.
           - Да никак, это та дамочка, - догадался Алексей, произнеся эти слова медленно и с растяжкой.
           - Да, это Вероника, – ответил Сергей спокойным голосом. - Через месяц у нас свадьба. Извини, что не могу пригласить, ведь ты же не поедешь в Америку?
           - Какую Америку? - Алексей ошарашено уставился на Сергея.
           - Обыкновенную, Соединенные Штаты. Ее отец крупный бизнесмен, связан с производством чего-то для НАСА. Мне предложено место в крупном научном центре, собственная лаборатория и оборудование, которое я сам сочту нужным.
           Алексей отошел от окна не зная, что сказать, и молча опустился на стул. Саша удивленно переводила взгляд с одного молодого человека на другого. Сергей молча смотрел в окно.
           Дверь в лабораторию открылась и в комнату впорхнула Вероника, громко стуча острыми шпильками.
           - Здравствуйте, - бросила она на ходу и, подойдя к обернувшемуся от окна Сергею, поцеловала его в губы.
           - Вот, с визой все улажено, - протянула она ему небольшую папку. - Через неделю летим.
           - Познакомься, это Алексей, в которого ты въехала на своей машине, а это Саша. – Сергей развернул Веронику за плечи к ним.
           - Вероника, - начала она, - ой, извините меня за тот случай, - обратилась она к Алексею. - Хотя я так рада, что все обошлось, и что все так получилось.
           В ее лице была какая-то подкупающая искренность. Поначалу Алексею показалось, что ей не больше двадцати двух лет, но, приглядевшись, он сделал вывод, что, скорее всего, ей уже около тридцати, и они с Сергеем ровесники. Миниатюрность и живые нерастраченные эмоции делали ее намного моложе.
           - Я тоже рад, - ответил Алексей, улыбаясь и чувствуя, что тревога за друга растворяется в карих, слегка с восточным разрезом, глазах Вероники.
           Алексей легонько пожал протянутую ему миниатюрную ладошку, и, взяв другой рукой руку Сергея, соединил их руки, сжав с двух сторон своими ладонями.
           - С приобретением, поздравляю обоих. Как я теперь буду без тебя? – он посмотрел на Сергея. - Ну, да ладно, будем общаться по Интернету.
           Вероника выпорхнула из лаборатории так же внезапно и порывисто, как и впорхнула в нее, и бросив на ходу: До свидания! - одарила всех на прощание очаровательной улыбкой.
           - Теперь я понимаю, куда она так тогда спешила, - со вдохом сказал Алексей.
           - Интересно получается, - заговорила вдруг погрустневшая Саша, - один в Америку уезжает, другой в Москву, а как же я здесь одна останусь? - Но я так за вас рада, - тут же добавила она.
           - Да я же всего на неделю, - возразил ей Алексей.
           - Нет, не на неделю, я знаю.
           - Откуда ты все знаешь? – озадаченно спросил Алексей.
           - Женское чутье, – лицо Саши приобрело грустный вид, словно они расстаются навсегда прямо сейчас.
 

ГЛАВА 21

 
           Москва встретила Алексея своей обычной деловой суетой. Знакомые станции Метро, характерный звук выскакивающего из черного провала тоннеля поезда, мелькающие лампочки за окном вагона, сосредоточенные где-то внутри себя люди.
           Алексею очень хотелось увидеть Лену, но был рабочий день, и ему сначала надо было исполнить цель командировки. По указанному адресу Алексея остановила охрана на входе, но через пару минут за ним спустилась по широкой лестнице молодая женщина. Она долго вела его по каким-то лестницам и коридорам, прежде чем открыла одну из дверей и предложила ему войти. Это была скорее комната отдыха, чем деловой кабинет. В центре стоял небольшой круглый стол с мягкими креслами вокруг него. У стен было много зеленых цветов, и не было ни одного шкафа. У стола в креслах сидели двое мужчин среднего возраста.
           - Присаживайтесь, Алексей Викторович, - обратился один из них.
           Алексей сел в свободное кресло.
           Молодая женщина, приведшая его сюда, принесла на маленьком подносе три чашечки горячего кофе, и поставила их на стол.
           - Этот разговор вам покажется несколько неожиданным, - начал говорить другой мужчина, - но давайте по порядку. Сначала представлюсь, я руководитель отдела специальных космических исследований, Виктор Николаевич.
           - А это, - он указал на коллегу, - руководитель лаборатории исследования психической трансформации личности в условиях удаления от Земли, Андрей Петрович.
           - Как вы наверно уже начали догадываться, - продолжал он, - по названию лаборатории, ваша статья с теоретическими выкладками имеет самое непосредственное отношение к нашим исследованиям.
           - Да, но это пока только теория, - перебил его Алексей. - Человечество не имеет опыта удаления от Земли на большие расстояния.
           - Не имеет, - согласился Виктор Николаевич. - Но вы, надеюсь, слышали о том, что готовится экспедиция на Марс?
           - Слышал, и боюсь, возникнет большая проблема с психикой космонавтов, при вылете за орбиту Луны.
           - Мы не в праве не учитывать подобных опасений, и к тому есть одно важное обстоятельство, - вступил в разговор Андрей Петрович.
           - Какое обстоятельство? – задал вопрос Алексей.
           Не все сразу, уважаемый, - снова заговорил Виктор Николаевич. - Мы затрагиваем область государственной тайны. Если вы дадите согласие с нами сотрудничать, и мы оформим все формальности, тогда все и узнаете.
           - Сотрудничать? – переспросил Алексей. - Вы предлагаете работать у вас?
           - Именно это мы Вам и предлагаем. К сожалению, мы в курсе, что ваш друг уезжает в США. Мы работаем с нашими заокеанскими партнерами в достаточно тесном контакте, но, вы должны понимать: есть вещи составляющие государственную тайну, и вы будете обязаны ее хранить. Вы готовы к этому?
           Алексей еще не успел адаптироваться к такому неожиданному повороту событий. Перед ним открывались какие-то в полном смысле космические перспективы, но он был совсем не готов к принятию подобного решения.
           - Я должен подумать, это так неожиданно, - ответил он.
           - Понимаем, - продолжил Виктор Николаевич, - даем вам на размышление два дня. Гостиница для вас забронирована. Погуляете по Москве, встретитесь со своей девушкой…
           - Откуда вы знаете? – перебил его Алексей.
           - Мы все знаем. Вас ждет еще один сюрприз, но… пока думайте. Решение должно быть ваше, а не наше.
           Алексей шел к Метро слегка ошарашенный происшедшим. С одной стороны, он ощущал себя человеком, выигравшим в лотерею самый большой и единственный приз, а с другой стороны понимал, что если он согласится, его относительно свободная жизнь закончится, и он станет частью системы, с необходимостью ей подчиняться.
           Лена отпросилась у начальства и встретила Алексея на пороге своего института. Алексей подошел к ней, вглядываясь в столь знакомые черты улыбающегося лица Лены, словно пытаясь прочитать на нем все, что с ней произошло за время их разлуки. Он не любил выражать свои чувства на публике, и они даже не поцеловались. И только оставшись одни в небольшой комнатке общежития, в которой жила Лена, дали волю своим чувствам.
           Поздно вечером они вышли прогуляться по Москве и направились к Красной Площади. Запах цветущей черемухи наполнял улицы, по которым спешили куда-то люди. Алексей рассказал Лене про Сергея, и Лена была очень рада тому, что у него все удачно сложилось. О сегодняшних событиях он почему-то говорить Лене не спешил. Видимо у него самого еще не сложилось определенное отношение к ним. Они свернули в парк на манежной площади и сели на скамейку.
           - Вега, - задумчиво произнесла Лена, откинув голову и глядя в звездное небо. - Как бы хотелось до нее долететь.
           - В физическом теле не получится, - пробормотал Алексей, разыскивая взглядом на темном небе созвездие Лиры с яркой звездой Вегой.
           - Почему не получится? Когда-нибудь люди создадут соответствующие космические корабли, и даже скорость света не преграда.
           - Дело не в кораблях, а в сознании людей.
           - Не понимаю, о чем ты, - Лена перевела взгляд со звездного неба на Алексея.
           - Все, что ты видишь там – иллюзия нашего сознания. Мы проецируем вокруг свой мир и уверены, что везде законы и сущность вещей одинаковы. Но это не так. Если и существует мир, проецирующийся в сознание людей, как красивая звезда Вега, то до него уж точно на механическом аппарате не долететь. Он в другом материальном измерении.
           - Может быть, - согласилась Лена. - Но на Марс, думаю, мы сможем слетать.
           - Боюсь, что и на Марс мы обычным способом слетать не сможем. Сознание человека является частью планеты Земля, и не сможет далеко от нее удалиться.
           - А вот я это и проверю! – с неожиданным азартом воскликнула Лена.
           - Это, каким же способом? – удивился Алексей.
           - Самым обыкновенным, слышал ведь, что на Марс экспедиция готовится?
           - А ты-то здесь при чем?
           - Да при том, - голос Лены наполнился гордостью. - Я подала заявку на отборочный конкурс подготовки к полету, и меня взяли в группу подготовки.
           - Ты это серьезно? - выпалил Алексей, пытаясь приспособить сознание к новому повороту событий, и вдруг вспомнив сказанное Виктором Николаевичем, уже спокойно добавил:
           - Так вот о каком сюрпризе мне говорили. Кажется, я понимаю, почему ты попала в группу, они меня обложили, чтобы я не смог отказаться.
           - Не поняла, ты о чем? – Лена вопросительно уставилась на него.
 

К следующей главе

 
   

Ф О Р У М
Текущее время: 19 ноя 2018, 08:39

Часовой пояс: UTC + 3 часа



<<
<<
ч
и
т
а
й
т
е

н
а

п
о
р
т
а
л
е
<<
<<

Комментарии к произведению:



 [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
 [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа



Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron