www.zovnet.ru
... ... ... ... ...
Портал
Культура
"Искание новых путей - самый необходимый вопрос. При необычности условий будущего невозможно будет пройти старыми путями..."     Учение Живой Этики
На главную Держава Рерихов Андрей Пузиков - Персональные страницы Форумы Архив портала
 
П Е Р С О Н А Л Ь Н Ы Е    С Т Р А Н И Ц Ы     П У З И К О В А    А Н Д Р Е Я    П А В Л О В И Ч А
 
Художник Пузиков Андрей Павлович

Я следствие причин,
            причина следствий,
Я постоянство
           в смене бесконечной,
И вечно новое
          в бескрайнем бытии…
 

А. Пузиков    



 
 

 

Ф О Т О Р А С С К А З Ы

Горный Алтай



Помочь издать книгу:
На издательство книги На издательство книги
© Любая перепечатка или тиражирование только с согласия автора. Разрешается изготовление копий  для личного пользования.

Андрей ПУЗИКОВ

Калининград, 2008 г.

Вокруг Белухи, 2008

Фото-рассказ

 
 

Маршрут:
Тюнгур — вверх по реке Кучерле — Кучерлинское озеро — вверх по реке Кони-Айры — водопад Кони-Айры — ледник Кони-Айры — перевал Восточно-Капчальский (1Б) — ледник Восточно-Капчальский — перевал Сыпучий (1Б) — вниз по реке Капчал — вверх по реке Катунь — Южное подножие Белухи — ледник Геблера — перевал Кучерявый (1Б) — Казахстан — спуск к реке Белая Берель — подъем по реке Белая Берель — Ледник Берельский — Верхний лагерь — спуск к реке Малая Кокколь — вверх по реке Малая Кокколь — перевал Коккольский (1Б) — снова Россия — ледник Куркуре — озеро и ледник перед перевалом Веселый — перевал Веселый (1Б) — ледник Менсу — ледник перед перевалом Дружба — Перевал Дружба (1Б) — Спуск к Аккемскому леденику — северное подножие Белухи — озеро Аккемское — вниз по реке Аккем — перевал Кузу-Як — Кучерла — Тюнгур

 
 

Часть 1 ,Часть 2 , Часть 3 , Часть 4
<<< Начало


 

Часть 4



         Начинаю спуск местами по осыпям, местами по выступающим скалкам, с этого момента я покидаю Казахстан, и снова нахожусь в России. Дело идет вполне сносно, если еще учесть, что выбора нет. Наконец, и край ледника. Он здесь еще крутой, но имеются цепочки камней, позволяющие перемещаться от одного камня к другому, закрепляя на них ноги, чтобы не поехать вниз. Узкая трещина, и далее рыхлый снежок, удерживающий ноги и позволяющий вполне прилично спускаться. Отсюда хорошо виден перевал, похожий теперь, благодаря изменениям климата, более на стену неприступной крепости. 1Б-сложности он уже явно не соответствует, но менять категории, установленные десятки лет назад, никто не спешит.
 

 
         Перевал Коккольский, как и предыдущие, остается далеко позади, а я спешу по привычному «ледяному шоссе» к присмотренному еще сверху месту для стоянки. Ночую на каменной морене, окруженный со всех сторон ледниками. О том, что в первые дни пути приходилось после перегрузок приходить в себя по часу, а то и по два, уже и не вспоминаю. Мышцы, конечно, ноют от усталости, но это нормальное состояние после такого пути, вряд ли в свои двадцать пять, я чувствовал бы себя лучше в таких условиях.
 

 
         Утро снова прекрасное. Сегодня к вечеру ожидается полное солнечное затмение. Быстро собираюсь и иду дальше. В ногах чувствуется накопившаяся усталость, болят и плечи, но это только первые метры, а затем все входит в норму. Конечно, в начале пути сил у меня было гораздо больше, но вот выносливость сейчас резко возросла. Физическая усталость более не давит на голову, не вызывает тошноты и головных болей.
 

 
         Пересекаю поперек основной язык ледника Куркуре. Приходится брать даже несколько выше, чтобы миновать трещины, и подойти к точке наиболее удобного подъема на противоположный хребет. Вернее не на сам хребет, а на нижний ступенчатый ярус, по которому я планирую обогнуть этот хребет и попасть в необходимое ущелье.
         Путь большой сложности не представляет, с небольшим подъемом по каменным осыпям и зеленым цветущим лужайкам. Слева остается вход в первое ущелье. Мне его не видно за каменной мореной, но о нем говорит вытекающий ручей. Возле ручья несколько пологих лужаек – прекрасное место для стоянки, хотя мне оно сейчас ни к чему. На противоположной стороне, за ледником Куркуре, хорошо виден пройденный вчера перевал Кок-Кольский. Отсюда хорошо заметно, что для поиска спуска мне пришлось подняться почти до середины левой от перевала вершины. <
 

 
         Приближаюсь к следующему ущелью, которое и выведет меня к очередному перевалу. Далеко внизу уже не ледник, а река, убегающая вдаль причудливой сеткой потоков. Это то место, которое вызывало опасения по возможности прохождения, когда я его разглядывал с противоположного хребта. Действительно, ступенчатый выступ исчезает полностью, и передо мной крутой каменистый склон. Эти последние пятьдесят метров перед входом в ущелье необходимо как-то преодолеть. Предельная крутизна осыпей не самое трудное.
 

 
На пути почти вертикальный выступ скалы, который придется проходить по узким скальным полочкам. С рюкзаком, оттягивающим назад, это довольно проблематично. Можно, конечно, спуститься метров на пятьдесят ниже, по осыпи, и затем снова столько же вверх, но при такой крутизне, это большая потеря сил и времени. А здесь всего метров десять риска, и из них всего метра три, вызывают сомнение в проходимости. Иду вперед, вернее карабкаюсь, цепляясь всеми четырьмя конечностями, и осыпая массу камней вниз. Проходимость скальных полок не всегда можно определить даже с расстояния десяти метров. Приходится возвращаться с самого сложного участка и брать метра два ниже. Но и это препятствие позади.
         По огромным глыбам каменной морены вхожу в ущелье. Согласно карте здесь должно быть озеро, а вот и оно, прямо подо мной. Голубовато-серая гладь заполняет дно ущелья, обрамленная каменными осыпями и ледником в дальней части. Спускаться к озеру, смысла нет. Каменная осыпь, не изменяя угла склона, уходит под воду. Стараюсь не терять высоту и двигаюсь по крутому каменистому склону в направлении ледника.
 

 
         Впереди посыпались камни. Семейство ярко рыжих на солнце горных козлов с длинными загнутыми рогами, видимо заменяющими им каски от падающих камней, рвануло вверх по склону скалы. Они лихо и быстро забираются высоко надо мной, чем сильно усложняют мне путь, сбрасывая камень за камнем. В отличие от них мою голову не прикрывают ни толстые рога, ни каска, даже панамку от солнца я забыл дома. Непонятно, что они делают в этом ущелье, где одни камни, и практически нет травяных островков.
 

 
         Но вот и ледник. Трещин в его нижней части не мало, но это все же лучше, чем куча рыжих козлов, сыплющих сверху камни. К тому же, это еще и приятное прохладное дыхание льда, так необходимое в жаркий солнечный день.
 

 
         Я пытаюсь определить место нахождения перевала «Веселый», ведущего к леднику Менсу. Между двумя ярусами ледника довольно крутой подъем. Часть подъема преодолеваю по камням справа. Дальше лед усыпан мелкими камнями и позволяет подниматься. Выхожу на верхнее поле ледника - огромное белое пространство, окантованное скалами. Предполагаю место перевала и иду к нему. По мере приближения начинаю понимать, что подняться мне в этом месте не удастся. Скорее всего, я ошибся.
Пытаюсь заново сориентироваться в пространстве. Похоже перевал справа, за участком растрескавшегося ледника. Надо бы отдохнуть, так как иду уже долго без отдыха, но решаю все же добраться до начала подъема и уже там сделать привал. Обхожу трещины и подбираюсь по покатому льду к началу подъема. Подъем обещает быть не очень сложным и длинным. Надо бы остановиться на отдых, но я почему-то лезу вверх. Решаю отдохнуть у того камня, выше…, нет, чуть дальше на той полке…, да тут уже до верха совсем близко. Так, без остановки, и забираюсь наверх.
 

 
         Вдали виднеется ледник Менсу, теперь надо искать спуск. Смотрю на часы - через два часа будет полное солнечное затмение. Со спуском выбора никакого. Справа скалы и слева скалы, а впереди круто уходящий вниз ледовый скат, зажатый между скальными выступами. Чувствую, что сознание мое уже там внизу, и у тела уже нет иного выбора, как двигаться вперед. Сомневаться в такой ситуации, все равно, что связать себе ноги. Решаю спустить рюкзак на веревке по уходящему вниз льду, а по скалкам с левой стороны буду слазить. Без рюкзака это не за чертой невозможного. Психика в таких случаях переключается в особый режим. Все фантазии и сторонние ощущения отключаются, даже чувство времени исчезает. Только цель, устремление и холодный расчет.
 

 
         Посредине спуска лед пересекает полоса больших камней, веревки до нее должно хватить, ее у меня тридцать метров. На всякий случай привязываю к веревке тонкую капроновую бечевку, если вдруг не хватит. Медленно спускаю рюкзак по льду. Веревка кончается, и еще метра три спускаю уже на тонкой бечевке. Рюкзак прочно ложится на камни. Надо бросать веревку вниз, но решаю подстраховаться, вдруг не смогу спуститься к тому месту, где лежит рюкзак. Закрепляю моток бечевки под небольшим камнем, чтобы его можно было сдернуть вниз. Медленно сползаю по скалкам. С первым этапом я не ошибся, и к рюкзаку удается спуститься. Сдергиваю веревку. Но как спускаться дальше? Скал тут уже нет. Ледовый склон не такой вертикальный, но все же достаточно крутой, благо под ним нет трещин. Снова спускаю рюкзак на веревке. Как раз еще тридцать метров до полосы камней. Веревку бросаю вниз. Хочешь - не хочешь, а по этой ледяной горке с десятиэтажное здание съезжать придется любой ценой. Вынимаю нож, чтобы им хоть как-то тормозить, но не успеваю его воткнуть в лед и соскальзываю. Чувствую, как пальцы левой руки скользнули по острому лезвию ножа, но мне не до этого. Успеваю перевернуться на спину и, набирая скорость, скольжу вниз. Шершавый лед задирает куртку и достает до спины. Но спине не холодно, а горячо от трения, хотя это скорее регистрация факта, чем ощущение, так как боли я все равно не чувствую. Скорость достигает километров шестидесяти в час. Стараюсь прицелиться так, чтобы угодить ногами в рюкзак и смягчить удар. Попадаю точно, но рюкзак от удара улетает куда-то в сторону. Я ловлю его левой рукой на лету и продолжаю торможение по камням задним местом еще метра два.
         Все, спуск окончен. Перевал Веселый оправдал свое название и повеселился надо мной. Из пальцев левой руки течет кровь, а спина «горит», хотя это ощущение скорее приятно, боль вернется только после того, как рассосется в крови адреналин. Подушечки мизинца и безымянного пальца прорезаны ножом почти до кости. Быстро заматываю пораненные пальцы носовым платком, прикрепляю веревку к рюкзаку и иду дальше. «Потери» невелики, и разбираться с ними буду на вечернем привале.
 

 
До солнечного затмения остался час, и хочется успеть дойти до ледника Менсу. С него должна быть видна Белуха, и Солнце как раз будет где-то в ее районе. А сейчас я могу его не увидеть из-за хребта слева, так как Солнце почти скрывается за ним, к тому же в его районе появляется все больше небольших облаков, стремящихся помешать мне наблюдать затмение.
        Бросив очередной взгляд в сторону светила, замечаю, что через полупрозрачное облако вырисовывается четкий серп. Догадываюсь, что обозначенное время затмения, является его кульминацией, а наложение диска луны на Солнце началось часом раньше, примерно, как раз во время моего «скатывания» с перевала. Представляю, какие бы далеко идущие выводы пришли бы в голову некоторым, если бы я разбился там о камни как раз во время затмения. Вижу, что дойти до Менсу мне все равно не успеть, и решаю остановиться и наблюдать отсюда.
         Облака, как назло, закрывают Солнце. Чуть ниже меня тянется длинный язык ледника. Противоположная его сторона освещена солнцем, а я нахожусь в тени. Иногда, через облака проглядывает совсем тонкий серп Солнца. Резко начинает темнеть. Яркий день в считанные секунды превращается в мягкий красивый вечер, переходящий в сумерки, и тут же сворачивается в ночь. Поражает сочность красок и какая-то особая красота природы, быть может, обусловленная столь быстрой сменой состояний. Солнце, превращается в черный диск со светящейся короной. Автоматика фотоаппарата не желает фокусироваться. Не приспособлена она для съемки подобных явлений.
 

 
Все меняется очень быстро, и в следующую минуту, пучок яркого света вырывается из-за диска Луны, закрывающей Солнце. Удается сделать вполне сносный снимок этого момента. В одно мгновение ночь сменяется днем, удивительно, но для этого достаточно всего крохотного краешка солнца, выглянувшего из-за Луны.
 

 
         Иду дальше, и делаю привал на ночь на каменной морене рядом с ледником Менсу. Заклеиваю порезанные пальцы пластырем, и ощупываю поцарапанную спину. Ничего серьезного, можно ложиться спать.
         Утро. Слева от меня прячутся в облаках вершины Белухи,
 

 
а справа уходит вдаль самый длинный, многокилометровый ледник Алтая – Менсу. Сквозь легкие облака пробиваются лучи утреннего солнца, и голубые проблески неба подчеркивают удивительную красоту гор.
 

 
        Собираюсь и иду дальше. Впереди у меня последний перевал «Дружба», после которого я попаду в хорошо знакомую мне Аккемскую чашу. Мне предстоит пересечь ледник по диагонали, поднявшись по нему несколько выше. Облака рассеиваются, и открывается вид на пик Делане, и Белуху. А вон и перевал Титова, там за ним уже знакомые места, и это сразу прибавляет силы.
 

 
         Иду по леднику, и только успеваю определиться с траекторией пути, чтобы миновать опасные трещины, как резко, снизу наползают клубы тумана. Все скрывает белая сырая пелена. Иду в условиях минимальной видимости. Путь пересекает мощный поток, несущийся по промытому во льду руслу. Приходится довольно долго идти вверх по течению прежде, чем удается его перепрыгнуть.
 

 
         Облако, в котором я двигаюсь, начинает рассеиваться, и пробиваются лучи солнца. Белуха снова открывается, но в том направлении, куда мне идти, все закрыто плотной белой завесой. Приходится выбирать путь интуитивно. Наконец, медленно проступают черты гор. Определяю место наиболее удобного подъема вверх, к следующему леднику, с которого я попаду к перевалу Дружба. С этой стороны Менсу сильно растрескался, и приходится выбирать путь вдоль трещин, чтобы выбраться к его краю.
 

 
         Замечаю несколько крохотных фигурок людей, как раз в том месте, к которому я направляюсь. Предполагаю, что они спустились с Дружбы, а значит, я смогу у них расспросить про перевал. Но предположение не сбылось. Они поднялись сюда снизу, по Менсу, и направляются к леднику Куркуре, на котором я был вчера, но через другой перевал. Руководитель группы поясняет, что цель их путешествия – исследование состояния ледников.
        - Ледники резко уменьшаются, умирают горы! - грустно констатирует он.
        Про перевал «Дружба» рассказать мне он ничего полезного не смог. Сам он ходил через него более десяти лет назад, и современной обстановки на нем не знает.
        - В крайнем случае, можно воспользоваться веревкой, и оставить ее, коль перевал последний. Жизнь все равно дороже! – советует он. И предлагает, - А может, с нами пойдете?
        Я отказываюсь от этого предложения, поясняя, что мне необходимо вернуться в Уймонскую долину.
         Прощаемся и расходимся. Я карабкаюсь вверх по камням, а они уходят по леднику Менсу, на его противоположную сторону. Три фигуры превращаются в крохотные черные точки на белой пустыне льда, еще не дойдя до середины ледника. Отличить их от таких же точек-камней можно только по движению. Но вскоре они совсем теряются из виду, несмотря на то, что весь ледник подо мной, как на ладони. Масштабы гор поглощают масштабы человека без остатка.
 

 
         Вот и верхний ледник. Размеры его немаленькие, но он удивительно ровный и без трещин. Слева хорошо виден перевал Титова, а над ним, справа, возвышается пик Титова. Я был на его вершине в 86-м, поднявшись со стороны Аккемского ледника, по хребту через вершину Подстенную.
 

 
         По леднику течет настоящая мощная река. Хорошо, что мне идти выше, и нет необходимости форсировать этот ледяной поток с ледяными берегами.
 

 
Позади остается удивительный пейзаж огромных масс снега и скал. Грохот оседающих снегов слышен каждую минуту, напоминая дальнюю грозу.
 

 
         За перевалом Титова возвышается пик Делане, слева от которого хорошо видно, как по снежной стене перевала Делане карабкаются по веревке вверх две человеческие фигуры.
 

 
Это теперь самый главный путь на вершину Белухи.
 

 
         С хребта, чуть дальше вершины Титова, с грохотом срываются обломки скал и устремляются вниз по узкому ледяному желобу. Пытаюсь снять это явление на видео, но яркий свет солнца и бликующего снега не позволяет разглядеть ничего на дисплее фотоаппарата. Из-за этого, да еще в спешке задаю не ту программу, и видео не получается. Каменные глыбы достигают ледника и прыгают по нему. Самая большая, в размере не менее метра большими скачками допрыгивает почти до середины ледника, немного не дотянув того места, по которому я только что прошел.
         Перевал Дружба угадывается вполне однозначно. По мере приближения к нему становится едва заметно какое-то сооружение из торчащих палок на прогнутой части хребта. Стена под перевалом кажется почти неприступной и очень крутой. Вряд ли здесь можно подняться без веревок. Но несколько дальше перевала вполне проходимые осыпи камней, по которым можно забраться на хребет выше перевала. Решаю подниматься по ним. Либо, я найду место перевала выше по хребту, либо поверху подберусь к перевалу. Другого выхода все равно нет, а привычная Аккемская чаша уже так близко.
 

 
         Подъем по камням оказался действительно несложным, и я, уже, как обычно, штурмую его без отдыха, одним рывком. Хотя за выступом скалы мне не видно, но чувствую, что забрался уже как минимум вровень с перевалом. В этом месте вверх карабкаться еще довольно далеко, да и неизвестно, как будет со спуском, но можно рискнуть пройти вдоль скалы к перевалу. Так и решаю. Часть пути не сложная, но вот проблемный выход скального утеса, его как-то надо обогнуть. Есть одна полочка на моем уровне, затем возможность вскарабкаться вверх, метров двадцать, а там еще вполне проходимая полочка. Дальше не должно быть ничего сложного. Так и есть. Преодолеваю препятствие и, высунувшись из-за последнего выступа, обнаруживаю перевал чуть впереди и несколько ниже.
         На перевале, как всегда много мусора. Имеются выровненные места для палаток, что довольно удивительно на столь остром крае хребта. У сооружения из старых палок валяются обломки гитары. Здесь ходят довольно часто. Делаю прощальный снимок оставшихся позади ледяных просторов.
 

 
        В сторону вершины Титова уходит острый край хребта с лежащими по обе стороны снегами.
 

 
        Вниз, к Аккемскому леднику, по узкому ущелью сползает вполне проходимый ледник. Спуск до края ледника не сложный и очень короткий. Крутой припай ледника покрыт достаточным количеством камней, чтобы можно было дотягиваться от одного к другому, и вполне сносно добраться до пологого льда. Небольшая трещина, а дальше плотный снег. Место опасное, так как трещина может быть намного шире, чем кажется, и снег лишь прикрывает ее карнизом. Можно, конечно, выбрать обходной путь, но как-то не хочется реагировать на эту последнюю «страшилку» в подходящем к концу пути, и я, на авось, перешагиваю трещину, стараюсь быстро пройти короткий снежный участок и достичь твердого льда.
 

 
         Крутизна ледника здесь почти на пределе, но все же позволяет идти. Оборачиваюсь назад, с этой стороны перевал Дружба выглядит совсем легким. Ледник долго виляет, спускаясь ярусами, но, наконец, заканчивается, и я выбираюсь на каменную морену.
 

 
Привлекает внимание интересный камень, взгроможденный случаем на край другого камня, словно символ равновесия.
         Дело идет к вечеру, а я все спускаюсь и спускаюсь. Усталость отключает чувство самосохранения, и я замечаю, что прыгаю, по опасным камням, уже не задумываясь. Начинаю спотыкаться, и пару раз падаю довольно опасно, едва увернувшись от сильных повреждений. Но времени отдыхать, все равно нет. Ручей, стекающий с ледника, спрятался глубоко под камнями, и надо спускаться и найти до темноты место для установки палатки и воду. Приходится собирать последние силы и стараться идти осторожнее.
 

 
         Внизу видна зеленая лужайка с ручьем. Большая группа туристов устанавливает на ней яркие палатки. Но как медленно сокращаются эти последние десятки метров! Наконец, шатаясь от усталости, я ступаю на горизонтальную ровную, поросшую травой поверхность. За широко разливающимся по камням ручьем несколько палаток и суетятся люди. Бросаю рюкзак на подходящем месте, снимаю ботинки и, надев тапочки, погружаю ноги по колено в ледяной холод ручья. Силы возвращаются. По ручью перебираюсь на другую его сторону к людям. Они также уставшие, возятся с лагерем, и не очень разговорчивы. Более активные полезли на соседнюю морену наблюдать Белуху на закате. Эта группа пришла снизу, и направляется к Томским стоянкам под перевал Делане. Опускаются сумерки. Резко становится очень холодно. Я спешу возвратиться на свой берег, одеться и поставить палатку.
 

 
         Начинается закат. Отсюда виден только край Аккемской стены и часть западной вершины Белухи.
 

 
         С утра небольшая туманная облачность, но потом все растягивает. Я спускаюсь по знакомому Аккемскому леднику. Хотя называть его знакомым, можно только очень условно. Каждый год ледник меняется до неузнаваемости, и лишь горы кругом дышат вечностью.
 

 
         Иду уверенно тем же путем, что и в прошлом году, но натыкаюсь на непреодолимые трещины и потоки. Приходится слегка возвращаться и лезть на крутую осыпь морены, чтобы преодолеть последние метры ледника и, наконец, спуститься к истокам Аккема. Здесь отдыхают, идущие мне навстречу, сразу несколько групп туристов.
         Останавливаюсь на отдых рядом с небольшой молодежной группой. Общаемся. Они идут на Дружбу, чтобы сделать небольшое кольцо и вернуться через ущелье Ярлу. Угощают меня компотом из малины и смородины.
        Проболтали почти час, но надо идти. Тропа вдоль потока Аккема здесь уже легкая, в сравнении с путешествием по моренам и льдам, и можно двигаться быстро. Навстречу идут два солдата пограничника с автоматами. Как мне уже успели объяснить, они теперь располагаются на Аккемском озере вместе со спасателями. Видимо молодежь решила не отставать от туристов и приобщиться к общему паломничеству к Белухе и Аккемскому леднику, коль уж служба предоставила им такую возможность. Приветствую воинов и иду дальше.
         Вот уже и часовенка остается позади. Прохожу по мосту через Аккем. Тропа здесь слегка заболочена. Две лыжных палки мне уже ни к чему, и я решаю одну из них, ту, что подобрал на леднике, оставить на тропе, как только дойду до озера. Но, вдруг, палка разъединяется на две части, одна из которых остается торчать в воде, когда я перешагиваю через ручей. Что ж, она свою службу сослужила, и не хочет покидать горы. Втыкаю рядом вторую часть – может, кому-нибудь сгодится.
 

 
         Прохожу Аккемское озеро, на берегу которого огромная масса народа и палаток. Небо затягивают легкие облачка, что очень кстати, так как в жару идти не очень приятно. Но вот и озеро позади. Идти стараюсь быстро, чтобы завтра к вечеру уже быть в Тюнгуре. Вниз идти легче, чем вверх, и вполне можно уложиться в этот график. Единственная проблема с местом для стоянки. Народа на тропе очень много, и если тянуть к самому закату, то все стоянки могут оказаться занятыми. Так и есть. Удобных мест на тропе не так много, и везде уже все занято. Конечно, куда приткнуть одну палатку всегда можно найти, но хочется все же с комфортом, ведь почти вернулся в цивилизацию. Но возможно, оно и к лучшему, иду все дальше и дальше, а это значит, что завтра меньше будет идти. Наконец, вполне приличное место. Два молодых человека и две девушки, идущие снизу, уже ставят свои палатки, и как раз есть удобное место для третьей. К тому же, судя по лицам молодых людей, приятная компания на вечерний костер обеспечена.
 

 
         Это вечер пятнадцатого дня моего путешествия и первый костер. Газа хватало, и надобности в костре не было. Беседуем с молодыми людьми, пьем чай. Неожиданно замечаю, что могу спокойно есть сухари. Я их протаскал все путешествие, часть оставил на тропе, и еще осталось довольно много. В предыдущие дни мог от силы съесть два-три маленьких сухарика, и больше не хотелось. Аппетит явно стал возвращаться по мере спуска и удаления от Белухи. Утром молодежь наварила много пшенной каши. Угостили и меня. Удалось немного съесть.
         Выхожу рано и стараюсь двигаться как можно быстрее. Надеюсь дойти до перевала Кузу-Як, а там, если повезет, можно добраться на тракторе до Тюнгура уже этим вечером. Последний, прощальный взгляд на Белуху, и она остается позади. Больше ее не будет видно. Тропа уходит от Аккема резко вверх и идет по склону высоко над руслом реки. Часто приходится круто подниматься вверх и так же круто спускаться. Это сильно отбирает силы, учитывая быстрый темп хода. На тропе встречается много групп туристов. Откуда-то возвращается уже забытое чувство голода. Есть хочется все сильнее.
К двум часам дня выхожу к стоянке «У трех берез». Людей здесь немного, почти все ушли вверх, а сверху еще никто не успел спуститься. Отсюда начинается дорога, по которой ездят тракторы. Можно подождать. Наверняка местные трактористы-извозчики привезут новые группы туристов в битком набитых прицепах, и можно будет доехать с ними до Тюнгура. Но ждать не хочется, ведь трактора может и не быть, и я иду дальше. Дорога долго идет лугом. Аккем где-то внизу и его не видно, где-то там, впереди, он впадает в Катунь.
 

 
         Дорога резко сворачивает влево. Начинается подъем на перевал. Сверху, навстречу мне спускается трактор с туристами. Прикидываю, что обратно он пойдет не раньше, чем минут через сорок. Но все же решаю идти, а не ждать у дороги. Медленно поднимаюсь вверх. Мимо проезжает второй трактор. Проходит около часа, а тракторы не возвращаются. Решаю отдохнуть и подождать. Объедаю куст малины и сажусь у дороги. Чувствую, что засыпаю. Продремал около получаса, а тракторов все нет. Надо идти. Хочется пить, а где-то выше должен быть ручей. Вот и он. Возле ручья большая группа людей. Часть идет к Белухе, а небольшая группа возвращается, как и я, в Тюнгур. Говорят, что трактористы пообещали им забрать их на обратном пути, через час. Сказали им, чтобы они ждали здесь, так как тут пологое место и можно остановиться. Стоимость такого турне в тракторном прицепе - триста рублей с человека. Поскольку прошло уже более двух часов, а до верха перевала осталось совсем немного, ждать не вижу смысла. Иду вверх вдвоем с молодым человеком, лет тридцати пяти, с которым познакомился тут же у ручья. Все остальные потянулись за нами.
         Беседуем на ходу. До перевала уже рукой подать, когда сзади слышится шум тракторов. Быстро поднимаемся до пологого места, но тракторист отрицательно качает головой и не останавливается. Прицеп заполнен людьми и рюкзаками до отказа. Аналогично и со вторым трактором.
         Поднимаемся на перевал. Тракторы еще здесь. Уговорить взять с собой не удается, и оба трактора один за другим направляются вниз по спуску. Мы особо не переживаем, так как вниз идти не так сложно, и до Тюнгура всего часа два ходу.
         Трактористы вниз едут очень медленно, боясь перевернуться. Мы их быстро догоняем пешком, идем рядом, а потом обгоняем, срезая петлю дороги. За время спуска они нас догоняют пару раз, но мы их снова обгоняем и спускаемся с перевала раньше их. Это поднимает нам настроение, и, несмотря на то, что на ровной дороге тракторы быстро удаляются в сторону Кучерлы, мы, весело беседуя и не вспоминая об усталости, быстро идем им в след. Иногда слегка брызгает мелкий дождик.
 

 
        Вот и несущиеся бурунами бирюзовые воды Кучерлы и знакомый, видавший виды мост.
 

 
         Еще нет семи, а мы уже в Тюнгуре. Даже не верится, что еще утром я был в верховьях Аккема. Между турбазами круглое, стилизованное под юрту кафе. Это бизнес местных алтайцев. Качество обслуживания и еды при невысоких ценах приятно поражают. Словно и не было тех двух недель, когда я не мог ничего есть. Где-то внутри переключилась программа, и все возвратилось в привычное русло. На турбазе договариваемся о баньке. Стоит это удовольствие пятьсот рублей в час на группу из пяти человек.
         Хорошо отоспавшись в собственной палатке на территории турбазы и, позавтракав свежей молодой картошкой, купленной в деревне еще вчера вечером, выхожу на дорогу за Тюнгур. Планирую заехать к знакомым в Чендек. Минут пятнадцать дорога пустая, затем появляется милицейский микроавтобус. Удивительно, но они едут именно в Чендек и с охотой меня подвозят.
 

 
         Я уезжаю все дальше от Белухи, но у меня в этом путешествии будет еще одна возможность попрощаться с ней. С невысокого холма открывается великолепный вид на лежащий снизу Чендек и просторы Уймонской долины, а далеко за горами в синеватой дымке парит крохотная с такого расстояния Белуха.
 

 
<<< Начало
Часть 1 ,Часть 2 , Часть 3 , Часть 4

 
Ф О Р У М
Текущее время: 19 сен 2018, 19:49

Часовой пояс: UTC + 3 часа



<<
<<
ч
и
т
а
й
т
е

н
а

п
о
р
т
а
л
е
<<
<<

Комментарии к фоторассказу:



 [ Сообщений: 6 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Вокруг Белухи, 2008
СообщениеДобавлено: 24 июл 2017, 12:35 
Спасибо большое, Андрей Павлович, за рассказ. Произвел очень большое впечатление. Читала - не могла оторваться. Познавательно!


Вернуться наверх
  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Вокруг Белухи, 2008
СообщениеДобавлено: 24 июл 2017, 12:40 
Хотелось спросить у Вас, от Тюнгура до подножия северной части Белухи (до метеостанции) возможно пройти только по карте за 1 день (рано утром выйти и к вечеру до заката прийти) в быстром темпе? Или это всё-таки для людей, которые бывали там 1 раз с группой, будет трудно, и лучше идти с проводником и не 1 день выйдет?


Вернуться наверх
  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Вокруг Белухи, 2008
СообщениеДобавлено: 24 июл 2017, 20:22 
Не в сети
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 16 апр 2011, 04:54
Сообщений: 1375
Откуда: Беспредельность
Наталья писал(а):
Хотелось спросить у Вас, от Тюнгура до подножия северной части Белухи (до метеостанции) возможно пройти только по карте за 1 день (рано утром выйти и к вечеру до заката прийти) в быстром темпе? Или это всё-таки для людей, которые бывали там 1 раз с группой, будет трудно, и лучше идти с проводником и не 1 день выйдет?


Тут дело не в карте. Тропа нахожена и много групп идет, так что с тропы сбиться довольно сложно. Другое дело расстояние и характер тропы. С рассвета и до заката за один день можно только почти бегом в супер отличной спортивной форме. И то с условием, что вас перевезут через перевал Кузу-Як на ГАЗ-66, до стоянки "У трех берез".
Обратно с пустым рюкзаком и вниз, преодолеть это расстояние за один день более реально. А вверх даже без тяжелых рюкзаков вряд ли получится. Это, ведь более 20 км по прямой. А горная тропа петляет.
Ели от "Трех берез", то за два дня - реально. Снизу, от Тюнгура, это три дня, так как на "Кузу-Як" и до "Трех берез" уйдет целый день ходу, причем очень тяжелый подъем на перевал.


Вернуться наверх
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Вокруг Белухи, 2008
СообщениеДобавлено: 24 июл 2017, 20:27 
Не в сети
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 16 апр 2011, 04:54
Сообщений: 1375
Откуда: Беспредельность
Да, метеостанция и Аккемское озеро это не подножие Белухи. Аккемская стена, конечно, как на ладони, но к подножию Белухи с большим напряжением только за день можно добраться. И половина пути будет по леднику.


Вернуться наверх
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Вокруг Белухи, 2008
СообщениеДобавлено: 29 июл 2017, 14:06 
Большое Вам спасибо! Очень рада, что ответили на этот вопрос.
Будем теперь знать.


Вернуться наверх
  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
 [ Сообщений: 6 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа



Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron