www.zovnet.ru
... ... ... ... ...
Портал
Культура
"Искание новых путей - самый необходимый вопрос. При необычности условий будущего невозможно будет пройти старыми путями..."     Учение Живой Этики
На главную Держава Рерихов Андрей Пузиков - Персональные страницы Форумы Архив портала
 
Д  Е  Р  Ж  А  В  А       Р  Е  Р  И  Х  О  В

П У Б Л И К А Ц И И
 


Андрей ПУЗИКОВ

13 июля 2017 г.

 

Собачий инстинкт или травля по МЦР-овски


 
           К написанию этой статьи меня побудила беспрецедентная травля в сети интернет людей, исполняющих свой служебный и профессиональный долг в деле государственного культурного устройства, со стороны достаточно большого круга лиц, называющих себя «защитниками общественного музея».
 
          Николай Константинович Рерих призывал человечество к защите исторических и культурных ценностей всех народов Земли, к улучшению бытия людей на основе культуры с ее глубинными национальными корнями и сакральным духовным смыслом единения всего человечества и Космоса на принципах Общего Блага. Это становится понятно любому, кто найдет время и желание глубоко погрузиться в труды Николая Константиновича и его супруги Елены Ивановны. Но наше стремительное время диктует свои условия. Информацию необходимо схватывать быстро, и этому удачно способствует интернет. Но данное, сложившееся положение дел, имеет и свою отрицательную сторону. Мозг человека не способен профильтровать и критически осмыслить весь поток информации, схватывается и закрепляется в памяти только самое яркое и громкое, то, что наполняет множество ресурсов, копирующих информацию друг у друга. И что же видит человек, впервые заинтересовавшийся трудами семьи Рерихов, набрав нужное в поисковике? Сплошные крики о помощи: «Спасите общественный музей Рериха…»! А от кого спасать? И тут вопрошателю предстает ужасная картина, в центре которой находится некий «центр негативной стратегии». Кто же там центральный в этом «центре» понять невозможно, но абсолютно ясно, что это само Российское государство в лице Министерства культуры, плюс некие личности, выступающие от лица общественности, плюс конкретные персоналии в руководстве Государственного музея Востока и Министерства культуры РФ.
          Ну государство – ладно, им почти все недовольны. Министерство Культуры? Да кто ж в него гнилыми помидорами не кидает! Это банально, привычно и неинтересно. Время такое, все привыкли, и почти всех это устраивает, так как кроме пустых разговоров практически никто ничего не делает для изменения ситуации. Но персоналии! – Это уже интересно! И вот тут-то перед вопрошателем разворачивается красочная картина. Страшные и ужасные воры и разрушители! Ну, относительно самого министра культуры Владимира Мединского, понятно, у него должность такая, за всех отвечать. А вот промыть косточки его заму Владимиру Аристархову и советнику Кириллу Рыбаку, снабдив отборными обвинениями и проклятиями, стало делом «чести» для достаточно большого круга лиц, козыряющих своей «духовной» причастностью к делу Рерихов. Но чем ниже по служебной иерархии «побиваемое» возмущенной «общественностью» должностное лицо, тем яростнее становятся обвинения и проклятия – ведь легче достать и удовлетворить распаленный звериный инстинкт. Склоняются фамилии директора ГМВ Александра Седова, его заместителя по науке и недавно назначенного директора нового Государственного музея Рерихов, Тиграна Мкртычева. А уж какую в прямом смысле извращенную травлю устроили эти «защитники общественного музея» юристу ГМВ Юрию Избачкову!
          А, может, они правы, и все это действо объясняется справедливым возмущением духа против несправедливости? Но разве истинный дух, даже в возмущенном состоянии, может принимать столь извращенные и ненавистные формы? Разве не к любви к людям, несмотря на все их недостатки, призывали Рерихи? Почему у нас, их оппонентов, заливаемых с их стороны потоком клеветы, оскорблений, ненависти и проклятий не возникает желания их проклинать? Почему мы упорно пытаемся им объяснять, стучаться в их сознание, жалеем их и не сомневаемся, что когда-нибудь они всё-таки прозреют, и мы будем строить будущее вместе плечом к плечу? Потому, что мы стараемся искренне следовать заветам Рерихов, призывавших нас к человеколюбию. А чему тогда следуют они? Их кумир - недавно ушедшая в мир иной Людмила Шапошникова, бывший вице-президент МЦР и фактический его лидер и властный руководитель. Именно она в их понимании является единственным проводником и толкователем не только заветов и философии Рерихов, но и эволюционных задач космической Иерархии Света. Так считают они и воспринимают философию Рерихов исключительно через призму своего кумира, объявившей войну всем, кто не с нею.
          Но не может же быть дыма без огня, и что же это за такой «центр негативной стратегии»? Поскольку все события с первого дня существования МЦР проходили под моим достаточно пристальным вниманием, могу поделиться некоторыми воспоминаниями. Естественно, все события и те, в которых я был пассивным наблюдателем, и те, в которых я принимал активное участие, я воспринимал через «призму своей ауры», и мои воспоминания субъективны, но всё объективное слагается из множества субъективных проекций.
 
           Пять лет назад
 
          МЦР в зените своей мощи. Собственник и руководитель Мастер Банка Борис Булочник щедро финансирует эту организацию, по документам являющуюся общественной. Регистрация международного символа Знамени Мира в качестве торговой марки МЦР продлена еще на десять лет. Недостатка нет ни в деньгах, ни в последователях, огромная армия которых гордится своей виртуальной принадлежностью к некоему центру – «представительству космической иерархии» возглавляемому наместницей, «назначенной самим махатмой Святославом Рерихом», сыном Николая Рериха. Они гордятся своей приобщенностью к «космическому процессу» и не задумываются о том, что МЦР является организацией узкого круга лиц, в число которых они однозначно не входят, так как не являются членами этой по факту закрытой организации.
          Интернет пестрит самодовольными утверждениями, что они и только они (последователи МЦР и Людмилы Шапошниковой) являются истинными последователями Рерихов, а остальные не имеют права называться рериховцами. На одном из их массовых интернет-ресурсов постоянно обновляется внушительный список «Лжерериховцев и недобросовестных исследователей», куда заносятся все, кто, так или иначе, публично не согласен с деятельностью МЦР и выражает свое критическое отношение к нему, а также все ученые и публицисты, чья точка зрения на Рерихов и их творчество хоть в чем-то расходится с «канонической», коей считаются труды Людмилы Шапошниковой. К каждой фамилии прилагается внушительный список возмущенных «писем от народа», пестрящих оскорблениями и «разоблачениями». Надо отметить, что адекватность создателей этого ресурса всё-таки была не до конца потеряна (а может просто поступила корректировка «сверху»), так как когда само название «лжерериховцы» было публично высмеяно на ряде интернет-форумов, оно все-таки было убрано, и оставлено только «Недобросовестные исследователи» .
          Параллельно на других массовых интернет-ресурсах уже много лет, как подробно разобрана вся подноготная создания МЦР, все аферы Людмилы Шапошниковой, все ее глупости и ошибки в интерпретации философии Рерихов, выложены сканы многих ключевых документов, иллюстрирующих стиль и бытие этой псевдообщественной организации. Но последователей МЦР это не волновало, для них это были всего лишь происки темных, клевещущих на их иерарха Людмилу Шапошникову, которой сам Президент РФ лично вручал орден «За заслуги перед Отечеством». Ведь всё у них было, как говорится, «в шоколаде».
          В феврале 2012 года неравнодушные в судьбе наследия Рерихов люди получили встревоженное письмо-рассылку с информацией о том, что еще 3 декабря 2011 года вступило в силу решение Хамовнического Суда г. Москвы о том, что за МЦР признается право наследования имущества Рерихов, привезенное из Индии и переданное в Советский Фонд Рерихов в 1989-м году. В том числе этим решением Суда было закреплено право наследования и коллекции из 288 (согласно решения суда, но по факту 282) картин Рерихов, переданной для передвижных выставок С. Н. Рерихом Советскому Союзу еще в 1974 году, и поставленных на постоянный музейный учет с внесением в государственную часть Музейного Фонда РФ в конце девяностых. Еще с восьмидесятых годов прошлого века эта коллекция находилась в ведении Музея Востока.
          Вопиющая незаконность этого решения Суда подробно разобрана, и останавливаться на этом не будем. В данном случае я попытаюсь несколько осветить роли всех тех людей, которых потом апологеты МЦР будут упоминать персонально в связи с их теорией «центра негативной стратегии», которому приписывается главная роль в последующем крахе МЦР.
          Именно с этого, радостного для МЦР, решения Суда, казалось бы, ставящего точку в борьбе МЦР за безраздельное господство в среде последователей Рерихов, поднимающего его на недосягаемую для оппонентов высоту, и начался процесс его краха. Даже сами авторы мифа о «центре негативной стратегии», пусть не конкретно, но по факту перечисляемых событий, отсчитывают основной период действия этого «центра» от этих, и последующих за ними событий. Этот момент важен, так как сразу отбрасывает факт персональной принадлежности Министра культуры Владимира Мединского, его зама Владимира Аристархова и советника Кирилла Рыбака к этому мифическому «центру негативной стратегии». Во-первых, Министром Культуры в тот момент был Александр Авдеев, и всё Министерство подчинялось его воле, которая выражалась однозначно: передать все картины Рерихов из Музея Востока его соратникам и друзьям в МЦР. Только один человек из всего Министерства Культуры проявил самостоятельную волю – начальник отдела музеев Фомин Владимир Николаевич. Позже, в новом составе министерства, при новом министре ему не нашлось места, что опять-таки разрушает миф о «центре негативной стратегии» и причастности к нему Мединского.
          Тогда, в феврале 2012-го руководство Музея Востока, вынужденно подчиняясь распоряжению министра Александра Авдеева, начало готовить картины к передаче в МЦР. Именно тогда неравнодушные сотрудники музея оповестили общественность, и организовалась наша небольшая группа общественников, поставившая перед собой задачу воспрепятствовать изъятию картин Рерихов из государственного музея.
          Просматривая страницы закрытого форума, где велась наша организационная работа, наткнулся на свой пост от 10-го марта 2012 года, тогда, когда казалось, что наша задача практически невыполнима, и что малая горстка общественников без денег и связей не сможет противостоять огромной финансовой машине Мастербанка и «всемогущим» персонам со связями в самых высоких эшелонах власти и спецслужб:
          «По поводу невыполнимости задачи. Каждый воин должен до конца вести свою борьбу, даже если он остался один против тысяч неприятеля. Никто не знает когда придет соответствующая помощь, и как сверстаны планы Высшими.
          Успех сражения зависит от каждого, и часто видимая победа противника – лишь начало его глобального поражения»
.
          Сейчас, когда рухнувший в полном крахе МЦР способен издавать разве что слабый «мышиный писк», когда все и всё вокруг привыкло к этому, трудно вернуть в памяти то чувство борьбы с огромным, всемогущим монстром…
          Мы срочно отправляли официальные письма в Правительство РФ, Госдуму, Президенту, ФСБ, но надеяться на хоть какую-то реакцию кроме отписки, без освещения проблемы в СМИ было практически нереально.
          Самая большая проблема была в том, что принципиально молчали все СМИ. Все попытки достучаться не имели успеха, словно не было в стране вопиющего прецедента, когда коллекция живописи, являющаяся народным достоянием, стоимостью в полмиллиарда долларов, изымалась из государственной части Музейного Фонда РФ и передавалась в практически частную контору! Если не знать «кумовской» специфики наших российских СМИ, можно было принять это за «заговор молчания» или за некий «приказ сверху».
          Но, неожиданно, удается использовать именно эту «кумовскую» специфику нашего государства. У Миланы Мироновой, научного сотрудника ГМВ и активной участницы нашей группы в Питере подруга, у которой мама знакома с другой женщиной, которая училась вместе с нынешней сотрудницей РИА «Новости»…, так, наконец, удается получить согласие на публикацию. Но корреспондентке нужно, чтобы информация исходила непосредственно из Министерства или ГМВ. Необходимо взять интервью у руководства музея. Понятно, что в сложившихся условиях давления лично Министра культуры Александра Авдеева, руководство музея на такое интервью согласиться не может. Опять тупик? Но Милане Мироновой приходит идея, предложить взять интервью у старейшего работника музея и заведующей мемориальным кабинетом Рериха, Ольги Владимировны Румянцевой. Интервью берется по телефону, и даже фамилия «старейшего работника музея» опускается и не звучит в информации. Но, главное – информационная блокада прорвана, и все СМИ цитируют РИА Новости, о том, что «Почти 300 полотен Рерихов до мая могут изъять из музейного фонда РФ».
          Это был срыв планов «тихого» и молниеносного рейдерского захвата. Авдеев, готовящийся к отставке с поста Министра культуры и назначению на почетный пост посла РФ в Ватикане, уже не испытывал большого желания рисковать своим будущим даже ради друзей в МЦР. Нужно было, чтобы кто-то другой поставил свою подпись. Нам же, со своей стороны, необходимо было добиться того, чтобы никто этой подписи поставить не решился.
          Нужны активные действия на месте, письма идут долго, а вопрос исчисляется неделями и даже днями, а потом может быть уже поздно. Готовим десант в Москву.
          Маленький столик в кафе в центре Москвы. Беседуем с Владимиром Фоминым, начальником отдела музеев. Радостно, что, несмотря на весь прессинг министерской иерархии, всё же есть неравнодушные люди, готовые отстаивать интересы государства и музеев, не боящиеся за свою карьеру.
          Обсуждаем положение дел в Государственном музее Востока с его директором Александром Седовым. Он не скрывает того, что обязан выполнять распоряжения министра, и не имеет особого желания вступать в конфликт с Министерством. Он, в данном случае, всего лишь исполнитель, да и так решил Суд, а, значит, это законно. Пытаемся объяснить ситуацию и ее криминальные стороны. Александр Всеволодович нас понимает, но предпринимать какие-либо действия не готов. Но главное, соглашается, что без четкого и конкретного приказа с подписью ответственного лица из Министерства культуры отдавать картины не стоит, так как ответственность ляжет на него. Ведь, рано или поздно, кому-то придется отвечать за эту сомнительную операцию.
          В коридоре музея мне передают телефон, чтобы я позвонил. Это из ФСБ, сотрудник курирующий музеи. Обещает взять ситуацию на контроль.
          Предварительно была встреча и с заместителем по науке Тиграном Мкртычевым. Тигран Константинович не скрывает того, что его интересы в буддизме, и к Рериху особой тяги не испытывает, но эмоционально и по существу на нашей стороне и сам пытается что-то делать, но предпринимать какие-либо открытые действия также не готов. Этим вопросом «интереса» потом будут спекулировать оппоненты, когда Тиграна Константиновича назначат директором нового Государственного музея Рерихов. Однако, во-первых, время идет, и всё меняется, включая и расширение и углубление наших интересов. Во-вторых, у Тиграна Константиновича хорошая организаторская хватка, что очень важно для директора. А в-третьих, практика показывает, что гораздо лучше, когда наследие Рерихов находится под управлением человека не зацикленного на Рерихах и не принадлежащего одной из идеологических ветвей их последователей. Именно это обеспечит равный и общий доступ к научному изучению творчество Рерихов в Музее, без болезни групповщины и сектантства.
          Ситуация становится патовой, так как теперь никто не согласится поставить свою подпись под документом о передаче картин. Дошло до смешного, когда акт подготовки картин к передаче в МЦР предлагали подписать рядовым сотрудникам отдела наследия Рерихов. Ситуация «зависла» в прямом смысле.
          Особо подчеркиваю, что ни Александр Седов, ни Тигран Мкртычев в то время никаким образом не были заинтересованы в борьбе с МЦР и не принимали в этом участия, разве что кроме попыток защитить коллекцию своего музея. Они были совершенно в стороне от всех разборок в РД, и о какой в этой связи их причастности к некоему мифическому «центру негативной стратегии» может идти речь!? А Юрий Избачков? Да он тут вообще не причём, так как в ГМВ еще не работал и не имел представления о происходящем!
          Разгребать ситуацию и расчищать все эти «авдеевы конюшни» пришлось уже новому министру культуры Владимиру Мединскому, после того, как его предшественник Александр Авдеев благополучно отбыл в Ватикан. Прошло время, прежде чем новый министр смог разобраться в ситуации. К этому времени лишился лицензии Мастербанк, и Борис Булочник скрылся за границей. Ситуация начала развиваться как снежный ком, иногда слегка зависая, но потом снова стремительно несясь вперед, снося все четвертьвековые нагромождения лжи и самости МЦР-идеологов. «Храм», построенный на деньгах без духа, рухнул тут же, как закончился поток денег.
 
           А что же Юрий Избачков?
 
          Меня поразил этот человек особой внутренней культурой. Я никогда не жалую юристов комплиментами, скорее наоборот. Не люблю я эту братию, так как много с ней сталкивался по жизни и общественной деятельности. В судах всегда обходился без адвоката. Именно поэтому меня особо контрастно удивил Юрий Сергеевич. Его щепетильное отношение к каждой юридической тонкости, стремление честно, а не формально исполнять свои обязанности – это его профессиональные качества, но сколь неожиданны были слова: «Вы, пожалуйста, если я чем-то ненароком оскорблю или умалю Рерихов, сразу предупредите, ведь я не в курсе всего, и могу по ошибке, что-то не так сделать или сказать». Вот так, и не иначе, и он повторял это не раз, и возле той же буддийской ступы, о якобы разрушении которой «невеждами от государства», кричат по всему интернету «защитники», и перед входом в экспозицию музея, и даже перед вскрытием очередного кабинета в административной части. И больше всех из присутствующих его заботило, чтобы каждая личная вещь бывших сотрудников МЦР, не была потеряна и была возвращена владельцу. А что делают эти люди?
          Заходим на территорию усадьбы Лопухиных или выходим из нее – толпа у забора выкрикивает в лицо: «Воры! … Не стыдно воровать!...Покажите сумки, что выносите?!». И это каждый день должен выслушивать человек, который просто выполняет свою работу! Человек, который не имеет никакого отношения к РД и его разборкам! Он совсем недавно принят на работу в ГМВ в качестве юриста. А эти устроили ему персональную травлю и физическую, вплоть до плевков в лицо, и в интернете! Какой человек это выдержит? И где совесть этих людей, когда они специально вырезают и размещают в интернете только кадры, где Юрий Сергеевич эмоционально отвечает им, но не показывают того, как они перед этим унижали и оскорбляли его! Моральное уродство этих людей доходит до обычного скотства. Но, все же, это люди, и мы не считаем их некими «темными», борющимися против света, как они нас. Но сектантская вера в непогрешимость своих кумиров, и откровенное манипулирование ими со стороны этих самых кумиров, доводит их до такого состояния, когда, объединенные стадной ненавистью, воспринимаемой ими самими как духовный порыв во имя справедливости, они превращаются в стаю маленьких, лающих собачек. Этих людей можно только пожалеть, ведь провоцируемый из глубины их существа собачий инстинкт, затмевает их разум и искажает образ божий, которым наделен каждый человек.
          Говоря словами Н. К. Рериха: «Не уподобимся!». И постараемся, по мере возможности, помочь и этим людям вернуть себе образ божий.
 
Ф О Р У М
Текущее время: 23 ноя 2017, 04:58

Часовой пояс: UTC + 3 часа



<<
<<
ч
и
т
а
й
т
е

н
а

п
о
р
т
а
л
е
<<
<<

Комментарии к статье:



 [ Сообщений: 2 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Собачий инстинкт или травля по МЦР-овски
СообщениеДобавлено: 17 июл 2017, 05:46 
Вспомнился случай. В середине 90-х был в командировке в Москве, решил посетить Музей Рериха. Октябрь, туманное утро, двор, руины на фасаде, люди, по одиночке и группами ждут открытия музея. Я тоже, хожу, ожидаю. И вдруг во дворе откуда не возьмись появился пёс, старый, огромный, как волк, и окрас почти волчий – грязно-серый. Из всей толпы он почему-то выбрал меня, и оскалившись стал приближаться. 5 метров, 3, 2… Я не отступаю, смотрю ему прямо в глаза, пёс свирепеет, пытается сделать бросок… и вдруг захлёбывается собственной блевотиной.


Вернуться наверх
  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
 [ Сообщений: 2 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа



Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron